Нефть Капитал

120 подписчиков

Свежие комментарии

  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Ну если нефтяники не хотят, то реализация нефти через государство, вот оно и будет с ними фантиками расплачиваться, а...Путин: Российские...
  • Taurus Zmei
    Обязать заводы производящие пластик, принимать использованные изделия с оплатой.Запрет эффективне...

Коронавирусные риски для нефти никуда не денутся до конца десятилетия — прогноз Strategic Petroleum Insights

Коронавирусные риски для нефти никуда не денутся до конца десятилетия — прогноз Strategic Petroleum Insights

Международный отраслевой портал WorldOil опубликовал статью исполнительного директора исследовательской компании Strategic Petroleum Insights Питера Уэллса о влиянии коронавируса на рынок нефти. По его оценке, пандемия окажет глубокое и продолжительное воздействие на спрос и предложение нефти, а также на нефтяные цены в течение следующих десяти лет. Для понимания вызовов, которые стоят сейчас перед нефтедобывающими компаниями, аналитик предлагает два сценария — более реалистичным из них оказывается нарастание второй волны коронавируса, означающее слабое восстановление экономики после исходного шока. Хорошей новостью может быть разве что прогноз роста цен на нефть до примерно $80 к 2030 году. Нефтяная индустрия претерпевает беспрецедентное нарушение в области спроса. Эта ситуация требует точности прогнозирования и реалистичных экономических моделей, которые позволят максимизировать прибыль компаний. Именно с этой целью был подготовлен нижеследующий анализ с использованием оригинальной модели глобального нефтяного рынка, в рамках которых совмещение геополитических и макроэкономических сценариев приводит к оценке количественных эффектов для: роста ВВП; спроса и предложения на нефть и природный газ; цен на нефть.

Данная модель основана на закрытых глобальных базах данных по нефтяным и газовым месторождениям, всемирному потенциалу разведки углеводородов, легкой сланцевой нефти низкопроницаемых коллекторов и бассейнов сланцевого газа. СЦЕНАРИИ Два ключевых сценария основаны на факторе воздействия пандемии коронавируса: оптимистический сценарий предполагает одну волну коронавируса и быстрое V-образное восстановление экономики; пессимистический (реалистический сценарий) предполагает две волны пандемии, которые продлятся до второго квартала 2021 года включительно, с медленным восстановлением экономики. ВИРУС РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ Пандемия коронавируса началась в Китае в конце 20119 года и к апрелю 2020 года агрессивно распространилась на остальной части Восточной Азии, в Европе и Северной Америке. В январе–апреле под воздействием ограничений на путешествия и закрытия предприятий в различных странах спрос на нефть резко сократился на 25-30 млн б/с. Однако ОПЕК во главе с Саудовской Аравией не реагировал на это масштабное снижение спроса вплоть до мая. Фактически добыча нефти в Саудовской Аравии достигла пика в 11,9 млн б/с в апреле, когда пандемия была в разгаре, увеличившись на 3 млн б/с начиная с января. Сокращение предложения. Нефтедобывающие страны, не входящие в ОПЕК (включая США), начали сокращать добычу в марте в связи с сокращением свободных мощностей хранения. В особенности этот процесс был характерен для Канады и США. К концу апреля добыча нефти в США сократилась на 1,8 млн б/с, главным образом за счет закрытия скважин в бассейнах сланцевой нефти. В апреле ОПЕК с опозданием созвал встречу для обсуждения сокращения добычи, и к июню добыча стран ОПЕК снизилась на 6 млн б/с в сравнении с январем. Неудивительно, что с января по апрель промышленные запасы нефти в странах ОЭСР выросли на 300 млн баррелей. Последствия неверных оценок ситуации ОПЕК/Саудовской Аравией будут оказывать давление на нефтяные цены до того момента, пока не исчерпаются излишние запасы. Представляется, что на данный момент большинству стран Европы и Восточной Азии удалось радикально сократить масштаб пандемии и хорошо подготовиться к тому, чтобы справиться со второй волной осенью зимой 2020–2021 года без чрезмерного ущерба для экономик. Однако то же самое нельзя утверждать применительно к США, Центральной и Южной Америке, Африке, Индии и Ближнем Востоке. В этих регионах возникновение второй волны коронавируса выглядит вероятной, тем более что и первая волна по-прежнему не поставлена под контроль. При таком развитии событий ущерб для экономики, похоже, будет более глубоким и масштабным. КЛЮЧЕВЫЕ ПАРАМЕТРЫ РЫНКА Избыток предложения на рынке нефти сохраняется, как и после 2014 года, и, по всей вероятности, такая ситуация сохранится и во второй половине нынешнего десятилетия. В таком случае стоимость нефти оказывается очень чувствительной к политике ОПЕК и эффективности ее реализации. Особым вызовом для ОПЕК станет управление восстановлением спроса, пострадавшего от пандемии. Спрос. Исторические и прогнозные тренды мирового спроса на нефть и мирового экономического роста в рамках двух сценариев изображены на рис. 1. В сценарии с одной волной пандемии предполагается быстрое V-образное восстановление экономики в первой половине 2021 года, однако спрос на нефть не восстанавливается до прошлогоднего уровня до 2022-23 годов и остается существенно ниже тренда до пандемии. Текущая ситуация с развитием пандемии предполагает, что более вероятен исход, близкий к пессимистическому сценарию. Рис. 1. Исторические и прогнозные тренды динамики роста мировой экономики (правая шкала, %) и совокупный спрос на нефть (левая шкала, млн б/с) для двух сценариев распространения коронавируса. Синий график — одна волна, красный график — две волны. В краткосрочной перспективе избыток нефтяных запасов будет сохранять воздействие на цены. В случае медленного роста спроса для ликвидации этих запасов в течение ближайших нескольких лет потребуется строгая дисциплина со стороны ОПЕК. При этом оба сценария учитывают фактор снижения спроса на бензин и дизельное топливо, исходя из того, что к 2040 году 60% продаж новых автомобилей придется на технику с нулевой углеродной эмиссией. Поэтому оба сценария предполагают, что пик замедления спроса на нефть придется на середину 2030-х годов на уровне 105-108 млн б/с. Предложение. ОПЕК и Саудовская Аравия сталкиваются с обескураживающими задачами, которые бросают вызов единству картеля. Если ОПЕК хочет успешно пройти нынешнее десятилетие, качество ее аналитики, политики и принимаемых решений должно быть принципиально улучшено. В краткосрочной перспективе уравновесить предложение с вероятным неуверенным восстановлением спроса окажется сложным в связи с восстановлением добычи в странах, не входящих в ОПЕК. Учитывая наличие избыточных запасов нефти в объеме более 300 млн баррелей, для ОПЕК было бы разумным решением действовать более консервативно в части восстановления добычи. В среднесрочной перспективе картелю также придется пережить возможное возвращение на рынок примерно 5,7 млн б/с выпавших из-за войн, санкций и гражданских беспорядков объемов добычи в самих странах ОПЕК (Венесуэла, Иран и Ливия) и у прочих производителей (Сирия и Йемен). Ожидается, что уже в этом году на рынок начнет возвращаться ливийская нефть, однако сохраняется высокая вероятность продолжения гражданской войны. Возвращение Венесуэлы и Ирана, скорее всего, будет более медленным, поскольку в Венесуэле продолжается медленная деградация государства, а санкции США в отношении Ирана по-прежнему действуют. Тем не менее, представляется вероятным, что еще до середины текущего десятилетия Иран и Венесуэла вернутся к более высоким уровням добычи. Саудовской Аравии и другим членам ОПЕК придется адаптироваться к этому, при необходимости снижая добычу. Это окажет значительное давление на страны ОПЕК, которые и так испытывали финансовое напряжение из-за ряда опрометчивых политических решений начиная с 2014 года и воздействия коронавирусной пандемии. ОПЕК также придется справляться с восстановлением добычи сланцевой нефти в США по мере увеличения спроса и роста цен. На рис. 2 представлен прогноз добычи ОПЕК в рамках двух сценариев. В пессимистическом сценарии добыча ОПЕК увеличится до 32 млн б/с к 2024 году, но во второй половине десятилетия снизится до 31 млн б/с. Далее, в 2030-х годах, спрос на нефть стран ОПЕК будет расти, поскольку несколько крупных нефтедобывающих стран вне ОПЕК, в особенности Россия, столкнутся с циклическим спадом добычи. Рис. 2. Исторические и прогнозные тренды для добычи ОПЕК для двух сценариев развития пандемии (млн б/с). Синий график — одна волна, красный график — две волны. В США с 2002 по 2019 годы добыча сланцевой нефти увеличилась с нуля до примерно 7 млн б/с, продемонстрировав в прошлом году наибольшее увеличение спроса начиная с 2011 года. Американский сланцевый сегмент, в сущности, выступает ведомым игроком рынка, а не стабилизирующим производителем наподобие ОПЕК. Чувствительность американской сланцевой нефти к уровню цен варьируется в зависимости от конкретного бассейна, наиболее устойчивым к их снижению является бассейн Пермиан. Побассейновое моделирование с использованием нашей оценки допустимого количества скважин и исторических данных о численности буровых установок показывает, что американской сланцевой добыче требуется примерно 6 месяцев для того, чтобы начинать реагировать на тот или иной ценовой сигнал, и до 12 месяцев для полной реакции, включающей снижение количества установок и новых продуктивных скважин. Это связано с наличием временного лага, необходимого для консервации скважин, хежирования нефтеносных горизонтов и издержек поставок, а также в связи с необходимостью продолжать бурение для сохранения производства в связи с резким спадом добычи на сланцевых скважинах. Резкое падение сланцевой добычи в США нынешней весной более чем на 1 млн б/с было исключительным случаем, связанным с закрытием существующих продуктивных скважин в ситуации, когда возникла угроза падения доступных емкостей для хранения нефти и спроса на нее. Исторические и прогнозные показатели объема американской сланцевой добычи в основных бассейнах и количества буровых установок представлены на рис. 3, где подчеркивается, что этот сегмент рынка реагирует с отсрочкой и на падение, и на рост цен на нефть. Рис. 3. Исторические и прогнозные (два сценария) показатели добычи сланцевой нефти в США (млн б/с, левая шкала), историческое и прогнозное количество буровых установок в ключевых сланцевых бассейнах (шт., правая шкала). Согласно нашим прогнозам, в сценарии одной волны коронавируса сланцевая добыча в США сократится на 1,5-2 млн б/с и восстановится после 2022 года, а в сценарии с двумя волнами пандемии это произойдет лишь после 2024 года. Финансово уязвимые добытчики даже в бассейне Пермиан с низкими издержками вряд ли выживут без значительной внешней помощи и долгового «менеджмента». В дальнейшем восстановление цен на нефть приведет к росту сланцевой добычи, которая в начале 2030-х годов выйдет на плато 8-9 млн б/с. На рис. 4 показан расширяющийся до середины 2020-х годов разрыв между прогнозными спросом и предложением в США. Главным образом это связано с сокращением добычи сланцевой нефти в 2020–2024 годах. Ожидается, что чистый импорт нефти в этот период составит 3-4 млн б/с. Рис. 4. Исторические и прогнозные данные о производстве и потреблении нефти и нефтепродуктов в США (млн б/с). Сверху вниз: совокупный спрос на нефть — биотопливо — газовый конденсат — сланцевая нефть — шельфовая нефть из Мексканского залива — прочая нефтедобыча Цены. На рис. 5 представлена траектория нефтяных цен на нефть до 2030 года, включающая три фазы: Выход из пандемии к 2022-2024 году, увеличение цен до $65-70 за баррель; Закрепление тренда и «нетвердое плато» во второй половине 2020-х годов ($50-60 за баррель); Постепенные роль цен в направлении $80 за баррель по мере уплотнения структуры предложения к 2030 году. Рис. 5. Исторические и прогнозные тренды нефтяных цен в рамках двух сценариев развития пандемии Коронавирус оказал глубокое воздействие на глобальную экономику, а следовательно, и на цены на нефть, и это воздействие будет особенно существенным в наиболее вероятном случае глубокой и продолжительной рецессии в связи с затянувшейся пандемией. Без агрессивного вмешательства ОПЕК средняя стоимость барреля нефти будет оставаться ниже $50 вплоть до середины 2022 года. Избыток предложения на рынке будет наблюдаться до конца 2020-х годов, поэтому политика ОПЕК является ключевым фактором на этой стадии «неустойчивого плато». Ценовые прогнозы в рамках двух сценариев зависят от того, насколько эффективно ОПЕК будет управлять своей добычей. Выраженное падение цен в прогнозе на 2024–2027 годы проистекает из ожидаемого роста добычи американской сланцевой нефти по мере роста цен выше уровня $50-60 за баррель. У ОПЕК имеется три варианта ответных мер: Управлять добычей только с целью выполнения собственных требований (этот вариант отражен в двух представленных на рис. 5 сценариях); Проводить сокращение добычи для поддержания цен на более высоком уровне (например, $60-70 за баррель); Бороться за долю рынка, добывая больше его потребностей, что приведет к падению цен ниже $50 за баррель. Если ОПЕК поставит для себя цель бороться за цену на нефть, то она может удержаться на желаемом уровне или близко к нему за счет дальнейшего ограничения добычи. Если ОПЕК будет бороться за долю рынка, то цена при растущем спросе упадет до уровня $40-45, а при неизменном или падающем спросе — примерно до $30 за баррель, что будет соответствовать предельным издержкам добычи. Но, как мы уже видели в 2014, 2015-2016 и 2020 годах, данная рыночная стратегия не работает, поскольку американская сланцевая нефть быстро восстанавливается, если цены держатся на уровне $45-50 за баррель. Единственным гарантированным результатом такой стратегии оказывается дальнейшее ужесточение финансовой ситуации в странах ОПЕК, что затрудняет их способность наращивать долг на международных рынках и вынуждает опустошать свои валютные резервы. Во второй половине десятилетия мы прогнозируем, что спрос и предложение сблизятся в укрепляющемся равновесии, поскольку добыче вне ОПЕК, в особенности в России, предстоит спад, а американская сланцевая нефть выйдет на плато. Мы ожидаем, что даже без вмешательства ОПЕК цены на нефть повысятся до $80-90 за баррель в сценарии с одной волной пандемии или до $70-80 при двух волнах. Общие элементы двух сценариев. ОПЕК управляет своей добычей только с целью выполнения собственных требований; Ливия возвращается к полной мощности своей добычи в начале 2020-х годов; Венесуэла постепенно возвращается на рынок в 2022-2027 годах; Санкции против Ирана отменяются в 2025 году; Ирак к началу 2030-х годов достигает мощности добычи в 6 млн б/с; Шельфовая добыча в Бразилии выходит на пик примерно в 6 млн б/с в середине 2030-х годов; Американская сланцевая добыча в начале 2030-х годов приобретает макисмальный потенциал в 8-9 млн б/с; Добыча нефти в России начинает снижаться во второй половине 2020-х годов; Прогнозы спроса на бензин и дизельное топливо основаны на собственной модели, предполагающей, что в 2040 году проникновение электромобилей на рынок новых машин составит 60% продаж, причем на 80% они будут представлять собой машины с электрическим двигателем или на водородном топливе; На добычу и спрос не повлияют какие-либо иные факторы наподобие глобальных экономических спадов или конфликтов/санкций. Об авторе. Питер Уэллс в течение 30 лет работал в сфере исследований, разведки и развития бизнеса и технологий в компаниях Shell, BP и LASMO на Ближнем Востоке, в Западной Африке, бывшем СССР и в Северном море. Он руководил развитием бизнес-стратегии ВР на юге Каспийского бассейна и был главным переговорщиком компании в Азербайджане в 1992-93 годах. В дальнейшем Уэллс был директором по развитию бизнеса компании LASMO на Ближнем Востоке, реализовав ряд успешных проектов в Иране, выступил сооснователем глобальной геологоразведочной компании Neftex, которая в 2014 году была приобретена компанией Halliburton. В 2005 году основал исследовательскую компанию Strategic Petroleum Insights. Перевод подготовил Сергей Танакян

Коронавирусные риски для нефти никуда не денутся до конца десятилетия — прогноз Strategic Petroleum Insights

Коронавирусные риски для нефти никуда не денутся до конца десятилетия — прогноз Strategic Petroleum Insights

Коронавирусные риски для нефти никуда не денутся до конца десятилетия — прогноз Strategic Petroleum Insights

Коронавирусные риски для нефти никуда не денутся до конца десятилетия — прогноз Strategic Petroleum Insights

Коронавирусные риски для нефти никуда не денутся до конца десятилетия — прогноз Strategic Petroleum Insights

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх