Нефть Капитал

89 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр
    Ещё одна морковка! И-аааа! Россия вперёд!План развития вод...
  • Дмитр Петр
    Всë! Ну, если Украина объявила санкции, кранты Северному потоку 2. Да и всему ГазпромуРасширение санкци...
  • В В
    когда? Трубы сгниют, пока идет вся болтовня.Глава МИД Германи...

Подводные камни «бесплатной» газификации

Подводные камни «бесплатной» газификации

Поручение президента России Владимира Путина в адрес «Газпрома» обеспечить возможность бесплатного подключения к газовым сетям для населения не выглядит априори невыполнимым. Средства для завершения газификации России можно изыскать из разных источников, их стоимость вряд ли будет слишком высокой, к тому же сам «Газпром» сейчас заинтересован в наращивании продаж газа на внутреннем рынке после серии неудач на рынках внешних. Но рассчитывать на то, что граждане действительно ничего не заплатят за то, чтобы к ним пришел газ, было бы слишком наивно: потенциальных способов переложить хотя бы часть затрат на газификацию на население уже сегодня просматривается более чем достаточно. Плюс газификация всей страны К 1 октября глава «Газпрома» Алексей Миллер, премьер-министр Михаил Мишустин и региональные власти должны представить свои предложения по президентским поручениям, которые были сформулированы в конце мая по результатам проверки исполнения законодательства, направленного на развитие газоснабжения и газификации регионов. Первым пунктом среди этих поручений значится «формирование источников финансирования мероприятий по подключению граждан к газораспределительным сетям без привлечения их средств», а конечной целью заявлено «поэтапное завершение газификации к 2024 году и 2030 году».

Последняя формулировка определенно не означает, что газификация будет тотальной. Например, Минэнерго РФ считает, что достаточно поднять ее уровень с текущих 70% до 83%, о чем глава министерства Александр Новак сообщил в своем выступлении в Совете Федерации в начале марта. Тем не менее, для «Газпрома» даже такой прирост будет означать существенную смену приоритетов. «Новую пятилетку можно охарактеризовать таким образом, что она носит ярко выраженный социальный характер, и это главное отличие, которое есть, по сравнению с той работой, которую мы вели в предыдущие годы», — заявил в начале сентября на встрече с Владимиром Путиным Алексей Миллер, заверив, что теперь самое пристальное внимание будет уделяться газификации села. Предполагается, что уже в этом году финансирование газификации «Газпромом» вырастет в 1,6 раза к прошлому году (до 56 млрд рублей), средний уровень газификации вырастет до 71,4%, в 11 регионах она будет полностью завершена. А к концу 2025 года инвестиции «Газпрома» в программы газоснабжения и газификации должны увеличиться почти втрое (до 526,1 млрд рублей), будет построено более 24 тысяч километров линейной части газопроводов, что позволит увеличить средний уровень газификации до 74,7% и завершить ее еще в 24 регионах. «Безусловно, бесплатная газификация населения — это давно назревший проект с мощным социальным посылом. На сегодняшний день по-прежнему крайне низок показатель газификации Дальнего Востока, ряда регионов Восточной Сибири, а такие города, как Красноярск, регулярно входят в список территорий с высоким содержанием твердых частиц в воздухе, образующихся прежде всего из-за использования угля в промышленности и электрогенерации», — комментирует аналитик по газу Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Сергей Капитонов. По его словам, газ в домах населения — это действительно важный социальный проект, хотя доля населения в сбыте «Газпрома» существенно меньше, чем доля промышленного или электроэнергетического секторов (в продажах «Газпрома» на нее приходится порядка 20%, или немногим более 50 млрд кубометров газа в год). Причем, добавляет Капитонов, в городах проблема выглядит не столь остро в случае наличия центрального отопления, а в сельской местности даже при условии ее стремительно сокращающегося населения уровень газификации сегодня составляет около 62%, и никаких иных возможностей для отопления и приготовления пищи, помимо печей на дровах или угле, сегодня попросту нет. Альтернативой газификации для населения может выступить только доступная дешёвая электроэнергия для электроплит (при условии доступности самих электроплит), однако строительство дополнительных электростанций и электросетей выглядит и масштабнее, и дороже, добавляет независимый эксперт нефтегазового рынка Александр Полыгалов. По его мнению, именно сейчас сложилась ситуация, когда форсированная газификация принесёт пользу в первую очередь «Газпрому», которому в самом деле нужно искать некую новую парадигму в сравнении с той в которой он жил в предыдущем десятилетии. В условия турбулентности спроса и цен на газ, реалий российско-украинских отношений после 2014 года, попыток с разных сторон атаковать «Северный поток-2» и прочих факторов риска внутренний газовый рынок действительно выглядит чем-то вроде тихой гавани. Кто заплатит за «трубу»? Первые варианты финансирования газификации, которые не лягут на плечи граждан, прозвучали уже через несколько дней после поручений Путина. В июле первый заместитель министра экономического развития Андрей Иванов на инвестфоруме РСПП «Инфраструктурные инициативы бизнеса» сообщил, что прорабатывается вопрос о подключении «Газпрома» к механизму бессрочных, или вечных, облигаций, который незадолго до этого был внедрен в другой госмонополии — РЖД, получившей право разместить такие бумаги на 370 млрд рублей. Кроме того, Иванов напомнил о таком новом инструменте привлечения финансирования, как «зеленые» облигации, позволяющие выходить на западные долговые рынки. «Газпром», со своей стороны, в последние месяцы занимался обновлением региональных программ на 2021–2025 годы: до конца года должно быть утверждено 67 таких документов. Хотя к середине сентября было согласовано лишь порядка 20 из них, в ряде случаев параметры программ были пересмотрены в сторону резкого повышения финансирования. В частности, в Якутии, где текущий уровень газификации составляет 34,3%, для его увеличения до 40,8% за пять лет планируется вложить более 9 млрд рублей — почти в 50 раз больше, чем в 2016–2020 годах. Более чем втрое, до 5,49 млрд рублей, планируется увеличить вложения в газификацию Красноярского края, где ее уровень должен вырасти с 19,5% до 24%. Основная проблема наращивания инвестиций в газификацию до недавнего времени заключалась в том, что региональные проекты требовали софинансирования со стороны «Газпрома» и властей субъектов федерации, возможности которых, как правило, невелики. По словам Сергея Капитонова, зачастую из-за рассинхронизации обязательств и программ финансирования строительства магистральных и межпоселковых газопроводов (их строит «Газпром») и внутрипоселковых газопроводов (за них отвечают региональные власти) сроки подвода газа срывались, а стоимость подключения выросла многократно, делая неподъемным подключение уже для потребителя. «Реформа программы газификации назрела давно, однако до сих пор непонятна ее будущая „архитектура“, — продолжает эксперт „Сколково“. — Будет ли создан единый оператор (и будет ли он представлен „Газпромом“) — или же программу будут „тянуть“ различные дочерние общества „Газпрома“? Будут ли привлекаться независимые производители газа? Какова будет роль государства? Пока неясна будущая структура, сложно строить прогнозы и о будущей эффективности программы. Централизованный подход может оказаться полезным с точки зрения контроля за эффективным расходованием средств и скорости принятия решений, однако он может не учитывать конкретные особенности того или иного региона. Ведь далеко не в каждом регионе сетевой газ является единственным эффективным решением. Зачастую программа газификации осуществляется полувоенным подходом „любой ценой“, хотя есть гораздо более гибкие инструменты. Вовсе не обязательно тянуть дорогой газопровод в отдаленный от магистрали малонаселенный поселок — можно использовать такие решения, как малотоннажный СПГ, и у „Газпрома“ есть уже пилотные проекты в этой области». «Газпром» сегодня оказался в довольно парадоксальной ситуации, считает Александр Полыгалов. С одной стороны, холдинг и раньше, в период относительного финансового благополучия, не горел желанием осуществлять газификацию за свой счет. А теперь у "Газпрома", по-видимому, просто отсутствуют финансовые ресурсы для проведения масштабных инфраструктурных работ вроде всеобщей газификации, если вспомнить последние перипетии на экспортных рынках газа. В первом полугодии «Газпром» несколько месяцев имел отрицательную рентабельность продаж, продавая газ по цене ниже средних издержек его добычи и транспортировки, а ближе к лету цена продажи газа в Европе временами не покрывала даже средних переменных издержек без учёта постоянной составляющей, плюс снижались и физические объёмы газа, продаваемого в Европе. С другой стороны, развивает эксперт свою мысль, резкий рост продаж газа на внутреннем рынке становится для «Газпрома» с финансовой точки зрения выгоднее экспортных продаж, а с операционной точки зрения — хорошим способом поправить свои шаткие дела в период нестабильности мирового рынка. Поэтому чисто теоретически остаётся три варианта решения вопроса, резюмирует Полыгалов: «Всеобщую газификацию оплатят или внебюджетные фонды вроде Фонда национального благосостояния, или федеральный бюджет, или государственные банки за счет кредитов. Теоретически возможен ещё вариант финансирования со стороны региональных бюджетов, но он опосредованно сведётся либо к трансфертам из федерального бюджета, либо к тем же самым кредитам госбанков. У каждого из этих вариантов есть свои ограничения и недостатки, но других сценариев пока не просматривается». Роман Гладких, технический директор компании Frisquet, французского производителя отопительного оборудования, видит лишь два варианта финансирования газификации. Идеальный сценарий, по его словам, предполагает, что в решение этой задачи вложится сам «Газпром», так как именно ему больше всех выгодно увеличение количества потребителей. Альтернативный вариант предусматривает адресные субсидии регионам из федерального бюджета с софинансированием из региональных бюджетов именно на обеспечение бесплатного подключения к газовым сетям. Последний момент, полагает эксперт, принципиален для успеха всего начинания: «Как производители газового отопительного оборудования мы точно знаем, что запрос на газ у населения высок. Но даже наш сегмент — покупатели котлов премиум-класса — не готовы сегодня платить по полмиллиона рублей за то, чтобы им к границе участка подвели трубу от магистрали. Что уж говорить о людях с невысокими доходами, которые выживают, как могут — топят сжиженным газом, дровами, соляркой, электричеством». В чем подвох? Между тем у всех, кто так или иначе следил за газпромовскими мегапроектами последних лет, на слуху нашумевшая история с крупнейшими частными подрядчиками «национального достояния» — компаниями «Стройгазмонтаж», «Стройгазконсалтинг» и «Стройтранснефтегаз». Сначала эти компании получали огромные контракты на строительство экспортных газопроводов типа «Силы Сибири», а затем были проданы окологазпромовским структурам, что породило массу рассуждений о подлинных бенефициарах строек века. Так что рассчитывать, что на сей раз все будет совсем по-другому, определенно не приходится, предупреждают эксперты. Так или иначе часть расходов на бесплатную газификацию, скорее всего, ляжет на потребителя, которого так хотят облагодетельствовать. Поиск финансирования для программы газификации сродни поиску «философского камня», иронизирует Сергей Капитонов. Простое повышение нагрузки на «Газпром» на фоне по-прежнему масштабной инвестиционной программы компании и значительного падения выручки на экспортных рынках приведет к ухудшению ее финансового положения и «отдачи» перед акционерами. Значительное повышение тарифов на газ для населения приведет к нежеланию «добровольно-принудительной» газификации — скорее, люди будут рассматривать альтернативные сетевому газу источники энергии при их наличии. А перекладывание роста тарифа на промышленность приведет к ухудшению ее положения как на внутреннем, так и на внешних рынках, что крайне чувствительно на фоне продолжающейся пандемии коронавируса и экономического спада. Поэтому, резюмирует Капитонов, выбранный подход к финансированию должен быть комбинированным и учитывать интересы всех сторон: «В текущих экономических условиях сложно представить себе корректировку тарифов на двузначные величины. Скорее всего, основу дополнительных источников средств для программы газификации могут стать составить разнообразные налоговые льготы для новых проектов. Еще одним вариантом могут стать государственные механизмы помощи с неплатежами потребителей. Можно попробовать „разогнать“ объемы продаж „Газпрома“, а не цены, но для этого придется либо отпускать госрегулирование цен, либо активнее задействовать такие рыночные инструмента, как биржа». Теоретически, добавляет Александр Полыгалов, возможно и повышение налогов, чтобы не увеличивать дефицит федерального бюджета, особенно в связи с неясными перспективами не только на европейском рынке газа, но и на мировом рынке нефти, от которого до сих пор зависит заметная доля доходов федеральной казны. Однако, полагает эксперт, от варианта, связанного с ростом налогов в предтранзитный и транзитный период 2020–2024 годов, власти будут отказываться до последнего, особенно если представят, какой эффект у граждан вызовет, например, соседство новостей о повышении какого-нибудь налога и о размере месячных зарплат и особенно годовых бонусов у руководства госбанков и нефтегазовых компаний. Правда, уточняет Полыгалов, экономической логики в вопросе всеобщей газификации заметно больше, чем соображений вокруг политического транзита - «Газпром» хочет, чтобы его выпадающие экспортные доходы были замещены внутренним рынком. Но при этом «Газпром», скорее всего, попытается обосновать, что оплатить такое замещение должен не он, а либо федеральный бюджет, либо госбанки за счёт кредитов с тем или иным набором льгот. Но федеральный бюджет сам по себе испытывает проблемы с наполнением, а следовательно, мы вновь возвращаемся к вопросу о налогах. Пока, констатирует Роман Гладких, проект газификации больше похож на политический, так как непонятны механизмы его реализации: например, не прояснены элементарные вопросы о том, как будет строиться взаимодействие с кадастровыми службами и осуществляться согласование всех проектов. «Сегодня это большая волокита, по году люди согласовывают, а тут предлагается через делать это МФЦ, — отмечает Гладких. — Можно допустить, что даже в забюрократизированных условиях количество проектов на газификацию и полученных техусловий возрастет, но по поводу самих технических подключений есть сомнения. Как физически реализовать эту программу, если на местах не хватает грамотных специалистов — сварщиков, слесарей, если отсутствует необходимая техника в нужном объеме?» «Бесплатного ничего не бывает, а газификация — это расходы, которые нужно будет восполнять, — продолжает Гладких. — Скорее всего, это будет сделано за счет повышения цен на газ, или же само техническое подключение будет бесплатным, но в платежном документе появится стоимость за транзит газа по трубе или обслуживание газового трубопровода. Конечно, здесь для „Газпрома“ и близких к нему структур открывается возможность заработать, да и сам проект больше напоминает господдержку „Газпрома“, который теряет и будет дальше терять экспортные рынки в Евросоюзе». Николай Проценко

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх