Нефть Капитал

121 подписчик

Свежие комментарии

  • Алексей Сафронов
    Позорище в том, как госкомпания Газпром, оказалась в юриспруденции Нидерландов, а не то что теперь они возвращают сво...«Газпром» возвращ...
  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Ну если нефтяники не хотят, то реализация нефти через государство, вот оно и будет с ними фантиками расплачиваться, а...Путин: Российские...

Отечественный софт по дороге в ТЭК

Отечественный софт по дороге в ТЭК

Российские власти давно и пока не слишком успешно стараются подтолкнуть российские нефтегазовые компании к переходу на российское программное обеспечение. Поскольку иностранный софт давно стал родным, да и денег на отечественное ПО и оборудование тратить придется много, бизнес сопротивляется, как может. Вместе с тем в интересах национальной безопасности, а также развития российских IT-технологий переход этот осуществлять просто необходимо.

Попытки поставить госкомпании на путь импортозамещения в IT-сфере начались еще в 2015 году, когда президент России Владимир Путин потребовал начать переход на отечественный софт, а Дмитрий Медведев, который тогда возглавлял правительство, подписал постановление, запретившее госкомпаниям закупать программное обеспечение за рубежом при наличии российских аналогов. В 2018 году глава Минфина РФ Антон Силуанов издал директиву, предписывающую госкорпорациям в двухмесячный срок разработать четкий план по импортозамещению программного обеспечения до 2021 года.

И вот 2021 год уже наступил, а дискуссия по поводу перехода на отечественный софт все еще идет.

Весной 2020 года Минцифры опубликовало первую версию проекта перевода на отечественные разработки и софт, согласно которой переход предполагался до 1 января 2021 года для софта и до 1 января 2022 года — для оборудования.

Однако его забраковали российские банки. После чего осенью 2020 года министерство опубликовало новую версию проекта со сроком перехода на отечественное ПО с 2024 года, а на оборудование — с 2025 г.

И вот 5 марта глава «Газпрома» Алексей Миллер отправил премьеру Михаилу Мишустину письмо, в котором оценил суммарный объем затрат компании на мероприятия, предусмотренные проектом президентского указа о переходе на преимущественное использование российского программного обеспечения и радиоэлектронное и телекоммуникационное оборудование, в 180 млрд рублей. В документе содержится просьба исключить из проекта указа «О мерах экономического характера по обеспечению технологической независимости и безопасности объектов критической информационной инфраструктуры» конкретные сроки перехода на российских софт и оборудование. В текущей версии указа на российское ПО нужно перейти до 1 января 2024 года, а к началу 2025 года — на отечественное оборудование. Вместо этого «Газпром» предложил компаниям, которые относятся к субъектам критической информационной инфраструктуры (КИИ), разработать и утвердить планы перехода на преимущественное использование российского ПО и оборудования.

Как и следовало ожидать, представители отечественной IT-индустрии, наоборот, просили ускорить переход. По их мнению, этого требуют санкции и острая конкурентная борьба с ведущими IT-державами. В качестве подтверждения своих слов они привели инцидент с дистанционным отключением через спутник компрессорных станций «Газпрома», которое произошло в 2012 году. Перспектива усиления американских санкций и в целом ухудшения отношений с США делает угрозу нарушения работы иностранного ПО еще более актуальным.

Впрочем, скептики сетуют на то, что отечественное программное обеспечение и оборудование зачастую не всегда полностью доработано и в настоящее время просто не может заменить импортное.

Отечественное ПО ждет завершения срока поддержки ERP-решений

Генеральный директор НОРБИТ (входит в группу компаний ЛАНИТ) Антон Чехонин в своем комментарии для «НиК» отметил, что на практике полная смена систем — трудновыполнимая задача. «Основными препятствиями на пути к новым проектам могут выступать соответствие функциональности новых решений требованиям бизнеса, сроки и стоимость внедрения. К тому же крупные заказчики практически никогда не внедряют коробочные решения. В каждой компании система обладает большим количеством уникальных доработок модулей, которые сделаны под конкретные процессы. Провести миграцию таких систем без существенных затрат на модификацию не получится», — указал эксперт.

Тем не менее, он напомнил, что во многих крупных компаниях заканчивается срок поддержки ERP-решений, что вынуждает заказчиков планировать переход на современные версии ПО.

«И требования регулятора к преимущественному использованию российского ПО могут привести к росту популярности отечественных решений как для автоматизации отдельных процессов, так и для комплексных проектов внедрения», — резюмировал Чехонин.

В качестве положительного примера внедрения отечественных IT-решений можно привести поставку в РЖД 22000 лицензий на операционную систему Astra Linux, а также подготовку к началу миграции 5000 автоматизированных рабочих мест сотрудников РЖД на ОС Astra Linux. Кроме того, на Astra Linux переведено почти 1,5 тыс. рабочих мест госслужащих Челябинской области, подобный переход готовится еще в 20 регионах, в том числе в Свердловской, Томской, Мурманской, Нижегородской, Новосибирской областях, Пермском крае и Татарстане.

В то же время очевидно, что для перехода на отечественное ПО и оборудование российским IT-компаниям нужны крупные заказы. В противном случае российская продукция просто не будет готова к тому моменту, когда потребуется. В частности, пользователи в целом положительно оценили российские процессоры «Байкал» и «Эльбрус». Напомним, что необходимость своих процессоров диктуется требованиями безопасности, так как некоторые данные просто нельзя обрабатывать на компьютерах с процессорами Intel или AMD из-за рисков утечки данных. Однако выпускаются они пока ограниченными партиями и не могут удовлетворить ни один госзаказ. Но главное, что производят их все равно не в России, а на Тайване!

Нужно считать потери от возможных взломов

Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов в интервью «НиК» подчеркнул, что требование перехода на отечественный софт в первую очередь отвечает интересам безопасности. «Большая часть софта, которую использует „Газпром“, относится к проприетарному программному обеспечению, то есть по нему обычно не разглашается исходный код и его правообладатель сохраняет за собой монополию на использование этих программ. В этом ПО намеренно встраиваются различные закладки, которые позволяют получить несанкционированный доступ к данным или удалённому управлению операционной системой и компьютером. Например, компанию Apple ловили на том, что она замедляла работу своего программного обеспечения на старых iPhone, заставляя пользователей покупать более новые модели. Linux, на который сейчас в основном хотят переводить российских пользователей, — это открытое программное обеспечение, неподконтрольное различным спецслужбам или коммерческим компаниям. Китай уже перешел на свою версию Linux — он не вкладывался в создание какой-то собственной IT-монополии, а сознательно использовал программное обеспечение с открытым исходным кодом», — рассказал эксперт.

По его словам, те 180 млрд рублей, которые «Газпром» себе подсчитал в качестве потерь при переходе на отечественный софт, это плата за независимость. «Либо „Газпром“ хочет быть независимой компанией и пользоваться разработанным в России ПО, либо нет. С моей точки зрения, в этой компании архаичный подход к модернизации своего программного обеспечения. Поэтому когда „Газпром“ озвучивал свои потери при переходе на отечественное ПО и оборудование, он должен был обнародовать и цифру прогнозных потерь в случае отказа иностранных компаний обслуживать какое-либо программное обеспечение. Например, если Microsoft откажет „Газпрому“ в использовании Windows», — заметил Анпилогов.

Он напомнил, что проблемы с использованием иностранного софта присутствуют у всех нефтегазовых компаний, однако, в последние два года многие из них активно занимались развитием собственного программного обеспечения:

«Насколько я знаю, такие компании, как „Роснефть“ и НОВАТЭК, серьезно походят к вопросу развития непроприетарного программного обеспечения, в „Роснефти“ даже проводилось несколько аудитов по вопросу того, что произойдет, если та или иная западная компания откажется от своего ПО»,

— отметил эксперт.

Доля отечественного софта в большинстве сегментов ниже 10%

Директор по консалтингу в секторе разведки и добычи нефти и газа VYGON Consulting Сергей Клубков уточнил, что по состоянию на середину 2020 г. доля импортного ПО в нефтегазовой отрасли составляла в среднем 90%: «Снижение этой доли до 0% может занять годы. В отдельных направлениях есть определенные успехи, но часто замещение осуществляется единым поставщиком, что чревато монополизацией отдельных сегментов рынка ПО и, как следствие, ростом цен IT-решения и услуги. Медленный переход связан с отсутствием отечественных аналогов ПО для большинства позиций и с нежеланием компаний покупать „сырой“ софт, на тестирование, адаптацию и доработку которого потребуются несколько лет, и внедрение которого сейчас чревато технологическими рисками аварий и снижением конкурентных преимуществ», — сообщил эксперт.

Он указал, что в настоящее время российские производители не представлены в сегменте автоматизации и автоматического управления процессов бурения и добычи. «Да и в целом доля отечественного ПО в большинстве сегментов ниже 10%.

Критическая уязвимость может заключаться в рисках достижения амбициозных целей стратегий цифровизации (внедрение технологий IoT, ML, предиктивного анализа и т. п.) и, как следствие, технологическом отставании от зарубежных нефтегазовых компаний»,

— считает Клубков.

Отвечая на вопрос, насколько соответствует действительности заявления компании «Транснефть», сделанное в 2019 году, о том, что она первой в нефтегазовой отрасли перешла на российский софт, он заявил: «Согласно нашим данным, по состоянию на середину 2020 г. доля зарубежного ПО, например, для диспетчеризации и моделирования процессов перекачки нефти, нефтепродуктов и газа по магистральным трубопроводам (СДКУ) составляет 100%. „Транснефть“ заявляла в 2019 г., что доля отечественного ПО у неё составляет 30%. Да, „Транснефть“ постепенно переходит на отечественное ПО (например, SAP на ПО „Галактика“, внедрение единой корпоративной интегрированной информационной системы управления (КИИСУ)), но 100% отечественного ПО является труднодостижимой целью в перспективе ближайших пяти лет. В целом для большинства компаний ситуация схожа. Для формального достижения показателя 100% импортозамещения в понятие „отечественные производители ПО“ могут включаться российские дочки зарубежных вендоров», — пояснил Клубков.

По его словам, исходя из значительной доли зарубежного ПО во всех сегментах нефтегазовой отрасли (в среднем 90%), а по некоторым позициям полного отсутствия российских аналогов, можно сделать вывод о значительных рисках для нефтегазовой отрасли России в виде технологического отставания и роста себестоимости по всей цепочке производства, транспорта и переработки нефти при введении соответствующих американских санкций.

Цифра в 90% доли импортного ПО в отечественной нефтегазовой отрасли не меняется уже несколько лет. Это странно, учитывая периодические заявления кабинета министров о необходимости скорейшего перехода на отечественный софт. Отчасти объяснение этому содержится в новости от 25 марта 2021 года о том, что «С-Терра СиЭсПи», российский производитель сертифицированных средств защиты каналов связи, и «Аквариус», производитель и поставщик отечественной компьютерной техники и ИТ-решений, объявляют о подписании партнерского договора, в рамках которого будет дан старт производству VPN-шлюзов с ГОСТ-криптографией С-Терра Шлюз на российских аппаратных платформах Aquarius. В сообщении отмечается, что новые VPN-продукты, созданные специально для российских заказчиков, позволят выполнить требования законодательства по обеспечению защиты информации как государственным организациям и учреждениям, субъектам критической информационной инфраструктуры, так и коммерческим предприятиям.

Таким образом VPN-шлюзы с ГОСТ-криптографией, которые важны для КИИ, только начнут производить! Поэтому отчасти «Газпром» можно понять. Ведь пока, судя по всему, не совсем ясны даже параметры отечественного софта, по которым надо производить импортозамещение.

Екатерина Вадимова

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх