Нефть Капитал

120 подписчиков

Свежие комментарии

  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Ну если нефтяники не хотят, то реализация нефти через государство, вот оно и будет с ними фантиками расплачиваться, а...Путин: Российские...
  • Taurus Zmei
    Обязать заводы производящие пластик, принимать использованные изделия с оплатой.Запрет эффективне...

«Зеленый» СПГ: ловить СО2 или не ловить?

«Зеленый» СПГ: ловить СО2 или не ловить?

«Зеленая сделка» Еврокомиссии, законопроект по обложению налогами выбросов СО2 в конгрессе США, одобренный главой Минфина, Национальная стратегия Китая по уменьшению выбросов на 65% до 2030 года — ко всему этому нефтегазовым компаниям приходится адаптироваться. Производители и экспортеры СПГ — не исключение. Впрочем, некоторые поставщики этого продукта уже начали или готовят поставки «зеленого» сжиженного газа.

В феврале 2021 года гендиректор Qatar Petroleum и глава Минэнерго Катара Саад Шерида аль-Кааби, описывая детали постройки крупнейшего в мире завода по производству СПГ, уверял: к 2025 году производство сжиженного газа в Катаре будет улавливать более 5 млн т CO2 в год. В начале марта 15 японских компаний объединились, чтобы сформировать альянс покупателей углеродно-нейтрального СПГ. В этом же месяце представители «Газпрома» заявили, что компания осуществила поставку такого типа энергоносителя на терминал Dragon в Великобритании, покупателем партии стала Shell.

При этом вопрос того, как именно сжиженный газ должен становится «зеленым», может решаться совершенно разными способами. Пока что в мире не так много проектов, подобно катарскому, при котором СПГ должен производится с использованием оборудования для улавливания углекислого газа.

«Зеленым» СПГ становится еще и за счет денежных компенсаций за выбросы парниковых газов, включая СО2.

Tokyo Gas стал импортировать в 2019 году «углеродно-нейтральный» СПГ не из-за того, что Shell начала массово применять технологии, способные минимизировать выбросы в ходе добычи и сжижения газа. Японскую компанию привлекло другое. Британско-нидерландская компания предложила японской компании энергоноситель, в стоимость которого входили траты на так называемые углеродные кредиты — компенсации выбросов СО2 за счет приобретения активов в международных проектах, защищающих и восстанавливающих естественные экосистемы.

Shell — не единственная, кто решил таким образом «озеленить» свой продукт или деятельность. Принцип соблюдения экологичности за счет разного рода денежных компенсаций используется и на государственном уровне в некоторых странах. Еще в 2005 году начала действовать директива 2003/87/EC Европейского парламента и Совета, положившая начало внедрению Европейской системы торговли квотами на выбросы парниковых газов (ЕU-ETS). Разумеется, среди них числится не только СО2, но и другие типы газов — от водяного пара до оксидов азота, однако двуокись углерода де-факто стала предметом торга.

В 2017 году Государственный комитет по делам развития и реформ Китая объявил о запуске национальной системы торговли квотами на выбросы СО2 в области генерации электроэнергии. В 2021 году такой тренд пытается «подхватить» уже и Россия. Вице-премьер Виктория Абрамченко утвердила план для проведения эксперимента по торговле квотами на выбросы парниковых газов на Сахалине.

«Планируется впервые в РФ создать систему торговли углеродными единицами и обеспечить достижение углеродной нейтральности региона уже к 2025 году»,

— сказано в документе.

Это значит, что далеко не все производители СПГ в ближайшем будущем станут делать свой продукт «зеленым» за счет установки специального оборудования по улавливанию СО2. Напомним, в ходе недавней сделки Shell и «Газпрома» обе компании компенсировали выплатами углеродный след партии СПГ в соответствии с сертификатами по выбросам, выдаваемыми Verra (ранее Verified Carbon Standard) и Climate, Community and Biodiversity (CCBA).

Конечно, это не значит, что будущее «зеленого» СПГ — это лишь выплаты в виде компенсаций. Еще августе 2019-го, по данным Reuters, Chevron запустила проект по улавливанию СО2 у берегов Западной Австралии в рамках своего проекта Gorgon LNG. Стоит отметить, что Gorgon является крупнейшим источником выбросов СО2 среди австралийских заводов по производству СПГ. При этом проект поставляет энергоноситель в Японию, Китай, Индию Южную Корею.

Кроме строящегося в Катаре завода по сжижению газа с технологией улавливания, подразделение Qatar Petroleum заключило сделку с сингапурской Pavilion Energy Trading & Supply Pte Ltd., которая займется мониторингом выбросов даже во время доставки энергоносителей по морю.

Американская компания NextDecade Corp. заявила еще в октябре 2020-го, что будет использовать технологию улавливания и хранения углерода (CCUS) в своем экспортном проекте Rio Grande LNG в Браунсвилле (штат Техас). Крупнейший экспортер СПГ в США — Cheniere Energy Inc. — также намерен сократить углеродный след, включая использование технологий CCUS на своих терминалах на побережье Мексиканского залива.

В декабре прошлого года Siemens Energy с НОВАТЭКом заявили о разработке плана по сокращению выбросов парниковых газов за счет использования водорода и повышения энергоэффективности в производстве СПГ. Можно предположить, что в последнем случае речь будет идти о технологиях CCUS.

Есть и более экзотические методы по «озеленению» сжиженного газа. В марте этого года представители Saudi Aramco заявили, что компания намерена поставлять южнокорейской Hyundai Heavy Industries Holdings Co (17% акций которой принадлежат саудовской корпорации) СПГ для производства водорода. При этом СО2, получаемый в результате такого процесса на южнокорейском заводе, будет транспортироваться обратно в ближневосточную страну для захоронения или утилизации.

Однако, как рассказал в беседе с «НиК» гендиректор «Центра экологических инвестиций» (ЦЭИ) Михаил Юлкин, среди двух методов «озеленения» СПГ наиболее интересным может оказаться не тот, при котором устанавливается оборудование по улавливанию СО2 при сжижении газа, а практика компенсаций за выбросы.

«Есть 2 способа «поймать» СО2: при производстве и при потреблении. Если с первым все ясно и даже с экономической точки зрения сегодня вполне приемлемо, то вот при потреблении углеводородов, особенно в энергетике, это обходится в несколько раз дороже. Если вы будете «захватывать» углекислый газ только при производстве СПГ, то в плане общего уменьшения выбросов СО2 много вы не выиграете, ведь при использовании углеводорода электростанция тоже совершит выброс вещества.

А вот если вы можете гарантировать поставку СПГ, который полностью компенсировал выбросы и при производстве топлива, и при его потреблении — это уже более заманчиво.

Такая система, кстати, не вчера появилась. Торговля углеродными единицами началась еще в рамках Киотского протокола. Gazprom Marketing & Trading поставляла в Великобританию ископаемое топливо (не только газ, но и уголь) в пакете с компенсацией по выбросам вредных веществ в атмосферу. Такие сделки были в Евросоюзе очень выгодны компаниям, которые закупали большие объемы энергоносителей», — объясняет эксперт.

Михаил Юлкин напомнил, что когда в 2005 году начала работать европейская система торговли выбросами (ЕU-ETS), местным компаниям было выгоднее покупать у зарубежных партнеров пакет с топливом и углеродными единицами. Скажем, вместе с покупкой 1 т энергоносителя оплачивалась еще и 1 т выбросов СО2. Это было выгоднее, чем платить за превышение допустимых квот внутри Евросоюза. Сейчас в ЕС ситуация несколько изменилась, однако идея такого типа «озеленения» газа никуда не исчезла.

«Компенсация за выбросы при покупке СПГ — это промежуточный этап, без которого никак не обойтись даже тем странам, которые готовы на все ради перехода к ВИЭ-генерации. Сейчас „зеленый“ СПГ может оказаться выгодным в рамках стратегии по сокращению выбросов, но в перспективе, если стоимость, скажем, „зеленого“ водорода станет приемлемой, в сжиженном газе вообще отпадет необходимость», — рассказал гендиректор ЦЭИ.

Бенефициарами от торговли углеродными единицами станут те, кто успешно инвестировал в природоохранные проекты для компенсации выбросов СО2 и, что очень важно, верифицировал этот процесс.

Эти единицы — углеродные кредиты — сейчас лежат у таких компаний в реестре и могут быть выкуплены, констатирует Михаил Юлкин. Он также добавил, что в торговлю углеродными кредитами, если говорить об улавливании СО2 именно при добыче нефти и газа, могут включиться даже российские компании.

Нефтегазовым компаниям, возможно, следует включаться в этот процесс, если они не хотят много терять за счет углеродных налогов, которые могут в будущем появиться в Европе, США или других странах. Одним из примеров такой политики можно считать действия Shell, которая, предлагая энергетические продукты в сочетании с углеродными кредитами, еще и покупает природоохранные проекты, например, леса в Национальном парке Кордильера Асуль (Перу), чтобы использовать их для компенсации выбросов.

Правда, в такой скупке природоохранных объектов может оказаться серьезный изъян. «Профессор Оле Мерц и аспирант Скотт Форд из Департамента наук о Земле и природопользовании Копенгагенского университета с помощью предоставленных им спутниковых изображений установили весьма печальный факт. В национальном парке Перу не было вырубки лесов ни до, ни после того как природоохранный проект купила Shell, однако деревья стали массово уничтожать по периметру Кордильера Асуль», — пишет REDD-Monitor.

Вполне возможно, что спрос на сырье в стране никуда не исчез, поэтому вырубка, после того как Shell «выкупила часть леса», просто переместилась на другие участки, где это разрешено, а значит, реальная компенсация «зеленого» СПГ остается только на бумаге. Не исключено, что подобное происходит и с другими проектами (в Индонезии, африканских странах и т. д).

Также до сих пор не до конца исследован вопрос с точными цифрами по компенсации выбросов СО2 за счет этих самых лесов. «Большая часть результатов фотосинтеза остается в листьях, и после листопада почти весь поглощенный деревом углекислый газ в итоге выделяется обратно в атмосферу. „Удержать“ удается только тот углерод, что пошел на рост древесины — это около 2% в год, кстати, это при условии, что срубленное дерево не пустят на растопку, а обязательно превратят в мебель или стройматериалы», — пишет BBC.

Есть еще один важный нюанс, на который следует обратить внимание в вопросе компенсации за выбросы при продаже СПГ. «Газпром» поставил «зеленый» сжиженный газ в Великобританию после того, как были получены сертификаты компаний Verra и CCBA, занимающихся подсчетом и обоснованием размера компенсаций за выбросы СО2.

Выходит, от таких фирм, штаб-квартиры которых расположены в Вашингтоне, зависит легальность подобных сделок.

Это создает определенную зависимость в политическом плане для нефтегазовых компаний, которые намерены заниматься производством и продажей «зеленого» (именно за счет углеродных кредитов) СПГ. На примере «Северного потока-2» мы уже видели, какие проблемы возникают у компаний, когда выдача различных лицензий может останавливаться из-за американских санкций. Для российских нефтегазовых корпораций это важно, ведь если в будущем возникнут какие-либо споры с выдающими лицензии компаниями, экспорт «зеленого» СПГ в страны Евросоюза может оказаться под угрозой.

«Многим компаниям нужно демонстрировать конкретные действия по сокращению углеродного следа и использованию ВИЭ в производственном процессе. Российский СПГ востребован как на европейском рынке, так и в странах АТР. В кризисном 2020 году, несмотря на падение экспорта нефти и газа, объем экспортных поставок СПГ из России возрос. Но рынок сжиженного газа может оказаться уже в ближайшее время профицитным на фоне реализации множества проектов в России и в мире. В этой связи концепция поставок „зеленого“ СПГ является особенно востребованной для реализации в европейском направлении», — уверена гендиректор «НААНС-МЕДИА», доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС Тамара Сафонова.

По ее мнению, Евросоюз — флагман по декарбонизации, в этой связи СПГ российского производства со сниженным углеродным следом в краткосрочной перспективе может стать востребованным на европейском направлении.

Это значит, что «озеленению» СПГ с помощью выплат в виде компенсаций следует уделять пристальное внимание, чтобы потом не стать аутсайдером или крайне зависимым игроком от целого ряда факторов при заключении сделок по поставкам «зеленого» СПГ.

Илья Круглей

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх