Нефть Капитал

121 подписчик

Свежие комментарии

  • Алексей Сафронов
    Позорище в том, как госкомпания Газпром, оказалась в юриспруденции Нидерландов, а не то что теперь они возвращают сво...«Газпром» возвращ...
  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Ну если нефтяники не хотят, то реализация нефти через государство, вот оно и будет с ними фантиками расплачиваться, а...Путин: Российские...

Боролся газ с газом…

Боролся газ с газом…

Ушедший год ознаменовался ростом потребления сжиженного природного газа (СПГ) на фоне падения спроса на трубопроводный газ. В этих условиях особенно остро видна конкуренция российского трубопроводного газа и СПГ на традиционном для «Газпрома» европейском рынке. По мнению экспертов, конкуренция между двумя источниками газа возникает вне зависимости от направления поставок. Выиграть «Газпром» может, продолжая идти на уступки по цене, — власти пока не готовы обеспечить справедливую конкуренцию, уравняв налоговые условия. Потребление газа в 2019 году, согласно опубликованному недавно статистическому отчету ВР, несмотря на низкие цены из-за перепроизводства на рынке, выросло лишь на 2%, или на 78 млрд куб. м. Лидерами прироста спроса стали США, прибавившие 27 млрд куб. м, и Китай (плюс 24 млрд куб. м), в то время как Россия и Япония продемонстрировали снижение спроса на голубое топливо (минус 10 и 8 млрд куб. м соответственно). Однако производство газа увеличилось сильнее потребления — на 132 млрд куб. м, или на 3,4%. При этом на США, которые и так являются мировым лидером, пришлось две трети прироста (85 млрд куб. м). Также нарастили производство Австралия (23 млрд куб. м) и Китай (16 млрд куб.

м). В результате несоответствие спроса и производства привело к накоплению запасов газа. Еще одним фактором, характеризующим газовый рынок в прошлом году, стало увеличение межрегиональной торговли благодаря рекордному росту поставок сжиженного природного газа — на 54 млрд куб. м, или на 12,7%, по сравнению с предыдущим годом. При этом поставки трубопроводного газа откатились на 1,7%. Лидерами роста в сегменте СПГ-поставок стали США (19 млрд куб. м прироста) и Россия (14 млрд куб. м), а основная часть произведенного топлива направилась в Европу. Прибежище для СПГ Европа, традиционно самый крупный рынок сбыта российского газа, в прошлом году на фоне падения собственного производства голубого топлива продемонстрировала, как свидетельствуют данные ВР, более существенное увеличение его импорта — 11,3%, или почти 36 млрд куб. м. Стоит отметить, что поставки трубопроводного газа упали на 5,2%, а импорт СПГ взлетел почти в 1,7 раза, или на 48,5 млрд куб. м. В результате Европа в целом стала крупнейшим в мире СПГ-рынком, обогнав Японию — неизменного лидера импорта СПГ. Аналитики объясняют эту ситуацию тем, что Европа является «последним прибежищем для СПГ» на фоне повсеместно упавших цен из-за избытка газа на рынке. Импорт газа в Европу, млрд куб. м 2018 2019 % Импорт газа в Европу, в т.ч.: 317,50 353,30 11,3% трубопроводный газ 246,20 233,50 –5,2% СПГ 71,30 119,80 68,0% Крупнейшие приросты поставок СПГ в Европу показали вышедшие в прошлом году на рынок с несколькими крупными проектами Россия и США, которые увеличили объем поставок в 3 раза и 5 раз соответственно. Основной поставщик СПГ в Европу — Катар — сохранил свое первенство, нарастив поставки на 38%. Поставки СПГ в европейском направлении 2019 году, млрд куб. м Направление США Норвегия Россия Катар Алжир Нигерия Всего Бельгия 0,3 – 2,1 4,6 – – 7,2 Франция 3,1 1,5 6,9 1,9 3,6 4,4 22,9 Италия 1,6 0,2 – 6,4 2,9 0,1 13,5 Испания 4,5 0,7 3,2 4,4 1,1 4,3 21,9 Великобритания 2,9 0,3 3,1 8,8 1,0 0,3 18,0 Турция 1,2 0,1 – 2,5 5,8 2,5 12,9 Др. страны 4,7 3,1 5,1 3,5 0,8 4,2 23,4 Всего 18,3 5,9 20,5 32,2 15,2 15,8 119,8 Доля в импорте 15% 5% 17% 27% 13% 13% Поставки в 2018 году 3,7 3,6 6,7 23,4 13 13,2 71,3 Изм. 2019/2018 4,96 1,63 3,05 38% 17% 20% 67% По итогам года Россия стала вторым по величине импортером СПГ на европейский рынок с долей в 17% (20,5 млрд куб. м, или около 15 млн тонн «замороженного газа») — этот результат обеспечил проект «Ямал СПГ». Исходя из данных статистики, почти весь он осел в Европе, а не в Азии: реэкспорт СПГ из Европы в 2019 году составил лишь 1,6 млн тонн, сообщал Международный газовый союз. И если для НОВАТЭКа, основного акционера «Ямала СПГ», это позитивный результат, то для традиционного поставщика российского газа в Европу — «Газпрома» — последствия оказались менее радужными: его экспорт в Европу в прошлом году показал падение на 2,1%, до 188 млрд куб. м, подсчитала ВР. Впрочем, в своей отчетности «Газпром» дает другие цифры — 199 млрд куб. м экспорта, включая сделки по РЕПО с Газпромбанком с использованием запасов газа, закачанных в европейские подземные хранилища газа, показывая таким образом сохранение объемов экспорта. В 2019 году Россия заняла второе место по импорту СПГ в Европу и безусловное первое место по импорту трубопроводного газа (80% против 78% годом ранее), но доля в импорте Европой газа «Газпрома» в целом упала с 61% до 53%. Обещанная неконкуренция «Газпром» длительное время защищал в России свою монополию на экспорт газа — все проекты, грозившие ему конкуренцией на зарубежных рынках, брались под жесткий контроль. Несколько компаний, имеющих в своем владении запасы газа, пытались монетизировать его путем экспорта на зарубежные рынки, где цены в начале 2000-х годов были примерно в 3–4 раза выше внутрироссийских. Особенно это касалось запасов газа на востоке страны, где практически нет внутреннего потребления. Так, американская ExxonMobil, оператор проекта «Сахалин-1», договорилась о поставках газа в Китай, результатом стало принятие закона «Об экспорте газа», разрешавшего экспорт только «Газпрому». С тех пор делалось несколько попыток пробить эту броню, но получилось, как всегда, у иностранных инвесторов. В конце 2011 года в то время премьер-министр РФ Владимир Путин допустил, что Россия может либерализовать экспорт газа. «Мы на каком-то этапе не исключаем, что в будущем либерализуем и экспорт, но пока не делаем, чтобы не обрушить рынок. Так мы можем продавать больше газа, но по меньшей цене. К этому нас подталкивают и наши европейские коллеги, устраивая бесконечные обыски в компаниях «Газпрома», — сказал он. В то время Европа взяла жесткий курс на диверсификацию источников поставок газа, посчитав, что крупные поставщики могут использовать газ как оружие. В 2012 году Европейская комиссия после нескольких обысков в европейских компаниях «Газпрома» открыла формальное расследование вопроса о том, нарушал ли «Газпром» антимонопольные правила ЕС, препятствуя конкуренции на рынках стран Центральной и Восточной Европы. Годом ранее французская компания Total вошла в стратегический союз с НОВАТЭКом, купив 12% акций компании, и стала акционером и технологическим лидером первого СПГ-проекта НОВАТЭКа «Ямал СПГ». В 2013 году НОВАТЭКу удалось растопить лед — в закон «Об экспорте газа» были внесены специфические изменения, разрешавшие проекту «Ямал СПГ» экспорт газа в сжиженном виде. В то же время Минэнерго РФ было поручено отслеживать, чтобы российский СПГ не конкурировал на одних и тех же рынках с российским трубопроводным газом. Но фактически в первый же год запуска проекта это правило было нарушено: первая очередь завода «Ямал СПГ» на 5,5 млн т/год запустилась на год раньше срока, соответственно, весь этот газ оказался не законтрактован и поступил на ближайший рынок — в Европу. СПГ поставлялся не только в Испанию, куда «Газпром» еще не дотянулся трубопроводом, но и в Бельгию, Францию, Великобританию и Нидерланды. Менеджмент НОВАТЭКа отмечал, что больше газа будет направляться в Азию по мере вступления в силу всех долгосрочных контрактов «Ямала СПГ» — это около 96% производимого СПГ. При этом порядка 80% газа предполагается для рынков Азиатского-Тихоокеанского региона (АТР), где доля газпромовского газа невелика. Согласно статистике ФТС, в прошлом году 96% газа, экспортированного «Ямалом СПГ», поступило на терминалы Европы — около 15 млн тонн. Это подтверждает и статистика ВР: 20,5 млрд куб. м российского СПГ пришло в Европу, что означает 15 млн тонн в сжиженном виде. И судя по тому, что реэкспорт газа с европейских терминалов в 2019 году практически не совершался ввиду низких цен в Азии, почти весь объем СПГ осел в Европе. В конце мая заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский в ходе международной онлайн-конференции «Управление рисками в энергетике 2020» заявил: «Активное развитие рынка СПГ, которым занимаются практически все производители газа, создает очевидные риски устойчивости трубопроводных поставок газа, являющихся в настоящее время основой газоснабжения». Между тем замминистра считает, что пока нет поводов бить тревогу и спасать поставщиков трубного газа. То есть нет необходимости обеспечивать равные условия с производителями сжиженного газа («Ямал СПГ» имеет льготу по налогу на добычу полезных ископаемых, при этом не платит пошлину на экспорт СПГ). «Во-первых, я не считаю, что конкуренция — это плохо, конкуренция — это хорошо. Во-вторых, теоретически существуют разные возможности, чтобы обеспечить справедливость такой конкуренции», — сказал он. «В частности, вы знаете, что поставки СПГ у нас освобождены от таможенной пошлины. Вы знаете, что у нас принимаются меры, связанные с льготами при налогообложении при добыче полезных ископаемых (в рамках СПГ-проектов — прим. „НиК“). Поэтому у государства есть достаточно инструментов, чтобы обеспечить справедливую конкуренцию, если мы говорим о поставках СПГ и поставках трубопроводного газа из России», — сказал он. «Пока такие меры Минэнерго не рассматривает. Но если мы увидим целесообразность применения тех или иных мер, то подготовим соответствующие предложения», — резюмировал Яновский. В чем сила, брат? Директор по исследованиям VYGON Consulting Мария Белова замечает, что основной причиной большей привлекательности СПГ относительно трубопроводных поставок является его текущая цена — производная от способа его реализации преимущественно на основе спотовых и краткосрочных сделок, доля которых в Европе выросла с 9,5 млрд до 28,5 млрд куб. м в 2018–2019 годах. К примеру, с завода «Ямал СПГ» по таким сделкам было реализовано 8,4 млрд куб. м газа, или почти 40% поставок в этом направлении, отмечает она. Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач считает, что нельзя в принципе ставить вопрос о том, что российский трубопроводный газ не выдерживает конкуренции с российским СПГ в Европе. «После того как СПГ произведен, он не может долго храниться на заводе или в танкере, а должен попасть на рынок. Большая часть СПГ с Ямала идет в Европу по двум причинам. Во-первых, это логистически проще и дешевле. Во-вторых, в Азии есть проблемы со спросом. Цены на спотовые партии там упали почти до европейского уровня. Кроме того, у „Ямала СПГ“ только один долгосрочный контракт с азиатским покупателем и по совместительству акционером — китайской CNPC», — сказал он. «В итоге получается, что СПГ просто некуда деваться, кроме как на европейские терминалы (альтернатива — это остановка производства и пересмотр контрактов на отгрузку, что сложно и крайне неприятно для проекта). При этом контракты на поставки трубопроводного газа хотя и привязаны к рынку, но имеют некоторую гибкость. Потребитель может снизить отбор без всяких последствий для себя и даже перенести поставки на более поздний срок», — отметил господин Гривач. Старший директор группы по природным ресурсам рейтингового агентства Fitch Ratings Дмитрий Маринченко считает, что неважно, на какой рынок поставляется российский СПГ, — так или иначе он создает конкуренцию российскому трубопроводному газу. «Рынок СПГ является глобальным, не так важно, куда именно поставляет сжиженный газ НОВАТЭК — в Европу или Азию. Так или иначе этот газ все равно будет конкурировать с газпромовским трубопроводным газом. Например, если российский СПГ идет в Азию, а не в Европу, это означает, что американский газ, который мог бы пойти в Азию, наоборот, будет отправлен, например, в Европу», — сказал он. Светлана Кристалинская Продолжение следует.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх