Это нефть, и только: американский эксперт о причине интереса США к Ирану

Курт Кобб, независимый аналитик и консультант по коммуникациям в сфере энергетики, в недавней статье «Иран, энергия и война», опубликованной во влиятельном блоге Resource Insights, напомнил, что вся история американо-иранских отношений последних десятилетий вращается вокруг нефти и газа. Одержимость американцев в отношении Ирана связана с нефтью и газом. Если бы двух этих ресурсов не было, сложно представить, что Америка столь интенсивно фокусировалась бы на этой стране со времен поддержанного ЦРУ государственного переворота против избранного иранского правительства в 1953 году и вплоть до сегодняшнего дня.

В материале журнала Foreign Policy, основанном на рассекреченных документах ЦРУ, дается такая оценка переворота 1953 года: «Известный под названием „Операция Аякс“, заговор ЦРУ в конечном итоге был связан с нефтью». Все это не должно удивлять. Иран был нефтяной державой в 1953 году и остается ею сегодня. Считается, что Иран обладает третьими по величине запасами нефти и вторыми запасами газа в мире. Даже если эти данные несколько преувеличены, запасы Ирана все равно немалые, и эта страна с большой вероятностью будет играть значительную роль на мировых энергетических рынках еще много лет. Недавняя эскалация напряженности между Соединенными Штатами и Ираном в связи с убийством американцами известного, популярного и по всем меркам крайне эффективного иранского генерала позволит сторонникам войны предъявить любые ее обоснования. Среди них — терроризм, смена режима, кредит доверия в отношении США, несуществующее ядерное оружие Ирана, а также геостратегическое положение США в отношении их соперников среди больших держав, таких как Россия и Китай. Но есть одна вещь, о которой не будут говорить, а именно о глубоких исторических противоречиях, формировавшихся начиная с переворота 1953 года, за которым стояло ЦРУ. Например, мало кто вспоминает о том, что в ходе ирано-иракской войны Соединенные Штаты, действуя через другие страны, предоставляли экономическую помощь, технологии двойного назначения (для гражданского и военного использования), обучение и оружие для Саддама Хусейна. Последний вторгся в Иран, полагая, что сможет извлечь преимущество из хаоса, царившего в этой стране сразу после революции 1979 года. В ходе этой войны Ирак атаковал крупные иранские города, включая Тегеран, баллистическими ракетами и использовал отравляющие газы во время сражений. Утверждается, что в Иране за восемь лет этот конфликта погибло более миллиона человек, а многие понесли увечья. Получается, что иранский фокус на Америке и ее глобальных военных, разведывательных и дипломатических операциях есть не более чем зеркальное отражение американского фокуса на Иране и его глобальной сети разведки и подручных союзников, которых Исламская республика использует для ударов по Соединенных Штатам и их сателлитам. За всем этим стоят масштабные запасы углеводородов, которые обуславливают возможность иранской мощи и заставляют считаться со значением Ирана во всем мире. Странность упомянутой одержимости Америки в отношении Ирана заключается в том, что разные американские администрации — и республиканцы, и демократы — рассказывали нам, что быстрый рост внутренней добычи нефти и газа на сланцевых месторождениях в США освободит нас от зависимости от внешних источников углеводородов и облегчит наше внешнее бремя в военной сфере и в области безопасности. «Энергетическое господство» стало девизом нефтегазовой индустрии США. За последние 15 лет чистый импорт сырой нефти в США сократился с 10 млн до примерно 3 млн баррелей в день. При этом благодаря наличию масштабных перерабатывающих мощностей Соединенные Штаты экспортируют примерно 3 млн баррелей нефтепродуктов в день. Хотя связь США с мировыми рынками сохраняется, страна гораздо меньше зависит от внешних ресурсов, чем прежде. Что же касается природного газа, то его товарное производство в настоящий момент превосходит его потребление — Соединенные Штаты стали газовым экспортером. Так почему же правительство и высшие круги национальной безопасности по-прежнему одержимы Ираном? Вот три возможных объяснения, связанных со сферой энергетики. 1. У США не так много сланцевой нефти и газа, как нам рассказывали Это реальная возможность. В одном недавнем независимом докладе (фактически это новая версия предшествующих исследований) делается вывод, что прогнозы об изобилии сланцевых углеводородов со стороны Управления энергетической безопасности Минэнерго США «крайне оптимистичны» и «с высокой долей вероятности не будут реализованы». Данный доклад основан на актуальных исторических данных о добыче на скважинах, а не на отраслевом хайпе по поводу гипотетических ресурсов (SHALE REALITY CHECK 2019. Drilling into the U.S. Government’s Optimistic Forecasts for Shale Gas & Tight Oil Production Through 2050. Подготовлен и опубликован Post Carbon Institute). С тем, что сланцевый потенциал преувеличен самой сланцевой индустрией, соглашаются и другие эксперты, взявшиеся за пристальное рассмотрение количественных данных. А инвесторы наконец поняли, что за последнее десятилетие сланцевая индустрия занималась ничем иным, как уничтожением собственного капитала, потеряв к середине 2019 года 80% своей рыночной стоимости. Свободный денежный поток у большинства игроков рынка был устойчиво отрицательным, что заставляло их снова и снова занимать деньги на рынках акций и облигаций. К несчастью для инвесторов, данные вливания не стабилизировали сланцевых игроков. Инвесторы попросту вбрасывали «хорошие» деньги вслед за «плохими». Теперь же они наконец выходят из игры. Одним словом, сланцевый бум оказался несостоятельным — финансово или технологически. «Чудесная» технология, позволяющая извлекать из недр прежде недоступные нефть и газ, так и не смогла сделать прибыльной индустрию в целом. Фактически это находит отражение в актуальном количестве работающих производств, поскольку инвесторы финансируют только тех немногих игроков и те немногие проекты, которые действительно могут приносить деньги. 2. Иран — конкурент нефтяной индустрии США Несмотря на громадные резервы нефти и газа в Иране, объемы его углеводородного экспорта резко упали из-за санкций, наложенных на него Соединенными Штатами, которые были навязаны другим странам, чьи компании имеют бизнес в Америке. Сокращение иранского нефтяного экспорта способствовало тому, что и так низкие цены на нефтяных рынках не стали еще ниже, и это негативно сказалось на сделках с нефтью на американской базе. Поддерживая санкционный режим и последовательно сводя нефтяной экспорт Ирана к нулю, администрация США также способствовала тому, чтобы цены на нефть был выше, чем при ином развитии событий. Это оказывает помощь американской нефтяной индустрии — вне зависимости от того, преследовала администрация таковую цель или нет. 3. Экспорт энергоносителей — способ расширения влияния Ирана В прошлом году из-за антииранских санкций США Пакистан отказался от совместного трубопроводного проекта с Ираном, который был начат еще в 1995 году. По этой «трубе» иранский газ поступал бы в Пакистан, причем исходно планировалось, что газ из Ирана также будет получать Индия, но она тоже вышла из проекта. Правительство США определенно стремится не допустить, чтобы Иран использовал экспорт своих энергоносителей в качестве рычага для взаимодействия с другими странами. Нет никакой уверенности по поводу того, приведет ли нынешняя напряженность между Соединенными Штатами и Ираном к войне. Но помните: когда вам рассказывают, что все это не связано с нефтью и газом, вы можете не сомневаться, что именно эти вещи принципиальны для мотивов американских действий. Если бы этих ресурсов не было, то настойчивое внимание Соединенных Штатов к Ирану на протяжении десятилетий было бы сложно понять. Перевод: Николай Проценко

 

Источник ➝

160 тысяч тонн российской нефти закупил Минск без премии

Белоруссия закупила через трейдеров российскую нефть в объеме 160 тыс. тонн без премии, которую поставят в марте в Клайпеду на двух танкерах, а затем в Белоруссию, сообщила пресс-служба «Белнефтехима». «Нефть российская, но брали у трейдеров и без премии. Учитывали короткое время поставки. Стоимость — коммерческая тайна. Объем 160 тыс. тонн», — цитирует ТАСС представителя концерна. По его мнению, «российский ресурсовладелец на этой поставке мог бы заработать больше даже без премии». «Белнефтехим» подтвердил также прибытие в Клайпеду в марте двух танкеров нефти для Белоруссии, о чем сообщило агентство BNS со ссылкой на «Литовские железные дороги» (Lietuvos gelezinkeliai).

Нефтетрейдер «Белорусская нефтяная компания» (БНК) информировал литовские железные дороги, что танкеры ожидаются 3–4 марта и 13–15 марта. Поставки российской нефти на белорусские НПЗ были остановлены с 1 января, поскольку Москва и Минск не заключили соглашение об условиях поставок на этот год. Позднее поставки были частично возобновлены компаниями группы «Сафмар». Президент Белоруссии Александр Лукашенко поручил правительству проработать альтернативные варианты поставок. Предложения были направлены странам Прибалтики, Польше, Украине, Казахстану и Азербайджану. Первая партия норвежской нефти, которая была доставлена в Клайпедский порт норвежским танкером «Брейвикен, поступила на «Нафтан» 26 января. 11 февраля «Белнефтехим» сообщил о заборе технологической нефти из системы нефтепроводов «Дружба» для поставок на свои НПЗ.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх