Нефть Капитал

131 подписчик

Свежие комментарии

  • Николай Хоменко
    Какое счастье, ублюдки и дармоеды снова у корыта.«Единая Россия» с...
  • Nikolai Baranixin
    "Дорожная карта" -да, конечно, это таки звучит! А сказать - "план действий" - это , видимо, по-деревенски, слишком по...Первый вице-премь...
  • Vasil Cornev
    Смешно! Все они хотят, хотят и хотят, но... не могут ! Ну как импотент и зрелая , здоровая женщина!Украина хочет про...

Курс на рост

Курс на рост

Знаковое событие 2020 года — выступление главного исполнительного директора компании «Роснефть» Игоря Сечина на XIII Евразийском экономическом форуме в Вероне (22 октября). Глава крупнейшей российской нефтегазовой компании не только дал стратегическую оценку ключевым событиям, фактически определившим судьбу мировой нефтегазовой отрасли, но и обозначил основные магистральные направления ее дальнейшего развития, сформулировав для мирового энергетического сообщества ряд посланий, которые многих заставят задуматься, а также раскрыл новые подробности самого масштабного проекта российского нефтегаза «Восток Ойл».

2020 год мировое сообщество уже давно окрестило как нечто феноменальное. Текущий экономический кризис, как правило, характеризуют в выражениях «ни на что не похоже», «такого раньше не было», «мир не будет прежним» и т. д. Для главы «Роснефти» сегодняшний непростой период — «беспрецедентный период турбулентности». По словам Игоря Сечина, по итогам 2020 года ожидается очень серьезный спад экономики. Падение мирового ВВП составит 4,4%. Цифры по регионам еще более значительные. В Латинской Америке, например, ВВП обвалится на 8,1%, а в Европе на рекордные 8,3%.

Главный партнер

Лишь Китай в 2020 году продемонстрирует не падение, а рост ВВП на 1,9%.

Цифра, если сравнивать с 2019 годом (+6,1% ВВП), скромная, но здесь главное — тенденция. «В кратчайшие сроки стране удалось преодолеть трудности и встать на путь восстановления экономики. По прогнозам МВФ и ОЭСР уже в этом году ВВП Китая покажет рост порядка 2%, а в 2021 году страна может вернуться к прежним темпам роста порядка 8%», — заявил Игорь Сечин.

Для «Роснефти» это, безусловно, хороший тренд: компания многие годы последовательно проводит курс на развитие сотрудничества с КНР.

«Китай — крупный импортер российской нефти, а „Роснефть“ — крупнейший поставщик нефти в Китай,

— комментирует Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ. — Компания поставляет в Китай около 30 млн тонн через ответвление ВСТО, 10 млн тонн транзитом через Казахстан, есть объемы из проекта Сахалин-1, поставки через порт Козьмино…».

Тамара Сафонова, гендиректор «НААНС-МЕДИА», доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС, отмечает: «Доклад Игоря Ивановича Сечина в Вероне интересен глобальностью выводов, выявлением слабых звеньев мировой энергетики и комплиментарностью в отношении ключевого энергетического партнера — Китая. Учитывая авторитет Игоря Ивановича на международном уровне, китайская сторона безусловно оценит поддержку по вопросам успешного опыта борьбы с коронавирусом и участия в балансировке рынка путем увеличения закупки нефтяного сырья, которая в дальнейшем укрепит потенциал сотрудничества».

В выступлении Игорь Сечин отметил: «По имеющимся оценкам, восстановление мировой экономики и спроса на нефть может начаться уже в 2021 году. Но человечеству нужно приложить скоординированные усилия, чтобы добиться результата. Это сложна задача, но разрешимая».

Опрошенные «НиК» эксперты также заявили, что восстановление спроса должно начаться в 2021. Например, Анна Бутко, аналитик по нефтегазовому сектору АТОНа, комментирует: «Мы также ожидаем, что восстановление спроса на нефть начнется в 2021, подразумевая, что мир начнет оправляться от пандемии и глобальная экономика перейдет к росту. При этом мы ожидаем, что восстановление спроса на нефть, вероятно, будет более длительным, чем на газ, и спрос останется ниже докризисных уровней в 2021-м». Игорь Додонов, руководитель отдела анализа акций ГК «ФИНАМ», комментирует: «Определенное восстановление спроса на нефть в 2021 году выглядит весьма вероятным, хотя достичь предкризисных уровней, скорее всего, не удастся. Все будет зависеть от того, как быстро и эффективно человечество сможет справиться с нынешним экономическим и эпидемиологическим кризисом, в частности, когда общедоступными в мировом масштабе станут вакцины от коронавируса».

Энергопереход — долго и дорого

Другая важная тема в выступлении главы «Роснефти» — энергопереход. В последнее время этому вопросу уделяется повышенное внимание на всех отраслевых и многих экономических мероприятиях. Как считает Игорь Сечин, пандемия привела к новым стандартам потребления энергии, но независимо от этого в будущем миру потребуется больше энергии, спрос на нее будет расти, а возобновляемые источники слишком дороги и не смогут его полностью удовлетворить. «У бизнеса и человечества в целом постепенно закрепляются новые стандарты социального поведения, связанные с удаленной работой, виртуализацией потребностей, расширением доли цифрового и сетевого сегментов в экономике.

При этом, независимо от изменения поведенческих моделей, с ростом мировой экономики и населения человечеству в будущем потребуется больше энергии, и спрос на нее, безусловно, будет расти»,

— рассказал Сечин. По его словам, «только возобновляемая энергетика не сможет удовлетворить растущий спрос». Согласно оценке Международного энергетического агентства (МЭА), достижение цели по нулевым чистым выбросам в ближайшие 10 лет потребует не менее $28 трлн инвестиций. «А теоретический вариант полного отказа человечества от ископаемых видов топлива потребует порядка $50 трлн инвестиций за этот же период, что втрое превышает годовой ВВП Евросоюза», — отметил глава «Роснефти».

Эксперты, с которыми беседовал «НиК», также считают, что несмотря на то, что тема энергоперехода набирает обороты, ставить крест на нефти еще рано. Игорь Юшков отмечает: «Тема энергоперехода активно развивается. Не замечать эту истории невозможно. И глава „Роснефти“ демонстрирует свою осведомленность по этому вопросу. В то же время он пытается остудить сторонников возобновляемой энергетики. Сечин говорит о том, что эта история долгая и дорогая. Прямо сегодня или через 10 лет мы не увидим отказ от нефти. Будет усложнение энергобаланса и ценообразования. Добывать нефть нужно. Не нужно ее дискриминировать. Сейчас многие банки говорят, что не будут финансировать нефть. Если будет падать производство, нефть будет более дорогой. Сторонники ВИЭ намеренно провоцируют финансовую систему, чтобы не добывать нефть и повышать ее цену… Климатическая риторика — своего рода санкции для нефтегазового комплекса».

Анна Бутко из АТОНа согласна, что дискуссия о расширении использования ВИЭ действительно набирает обороты. «При этом мы также считаем, что глобально еще предстоит найти баланс между растущим спросом на дешевые энергоресурсы со стороны развивающихся стран и стремлением к „зеленой“ экономике», — отметила эксперт.

Игорь Додонов из ГК «ФИНАМ» комментирует:

«На наш взгляд, для человечества было бы ошибкой поставить цель к какому-то году полностью перейти на ВИЭ и добиваться ее реализации любой ценой.

Возобновляемая энергетика по-прежнему существенно дороже по сравнению с традиционной, кроме того, внедрение ВИЭ в нынешних условиях оправданно далеко не везде по разным причинам (экономическим, географическим, природным, технологическим и так далее). И здесь наиболее эффективным видится как раз сбалансированное развитие традиционной и возобновляемой энергетики, о чем сказал Сечин. Особенно учитывая, что традиционная энергетика все время совершенствуется и становится все более экологически чистой, что в перспективе будет ослаблять проблему с выбросами. В своей речи Сечин также заявил, что недоинвестирование в поддержание добычи нефти и газа приведет к резкому росту цен на все виды энергоносителей, а не только на нефть и газ. Отметим, что ранее о подобном предупреждали представители таких организаций, как МЭА и ОПЕК, а также руководители ряда ведущих мировых нефтекомпаний и нефтетрейдеров».

Например, похожих взглядов придерживается Exxon: не так давно глава концерна Даррен Вудс заявил, что продолжает считать нефть и газ основой будущего энергетики, способствующей «глобальному процветанию», но «трудные времена» и низкие цены на нефть вынуждают компанию откладывать проекты и сокращать персонал. Exxon продолжает отстаивать мнение, что нефть и газ останутся основной мировой энергетики, в подтверждение этого приводя недавний прогноз МЭА, согласно которому в базовом сценарии доля нефти и газа в 2040 году составит 53% и даже в низкоуглеродном (для целей Парижского соглашения) — по-прежнему ключевой, на уровне в 46%. Вудс озвучит мнение Exxon о том, что энергетический переход будет длительным — нефть смогла потеснить уголь в течение 100 лет.

В «Роснефти» не отрицают важность климатической повестки, а Игорь Сечин подчеркивает, что «Роснефть» — ответственный производитель традиционных энергоресурсов.

В компании готовы к климатическому вызову. Уже сейчас интенсивность парниковых выбросов компании — одна из самых низких в нефтегазовой отрасли, причем сохранение лидерства в этой области является одним из стратегических приоритетов компании. «За последние годы „Роснефти“ удалось избежать выбросов в размере более 3,1 млн т СО2-эквивалента. Только за один 2019 год компания высадила в России более 1 млн деревьев. За последние 5 лет наши „зеленые“ инвестиции превысили $4 млрд», — отметил Игорь Сечин.

Он также рассказал, что деятельность «Роснефти» получает высокую международную оценку.

«Так, недавно одна их ведущих мировых инвестиционных компаний LGIM, под управлением которой находятся более $1,5 трлн, улучшила оценку „Роснефти“ на рекордные 80% в ходе оценки нашей деятельности по вопросам изменения климата», — резюмировал Игорь Сечин.

Несмотря на тяжелый 2020 год, «Роснефть» довольно уверенно смотрится на фоне других нефтегазовых игроков. Как следует из презентации, сегодня компания — мировой лидер по объему запасов, добыче и эффективности. Расходы на добычу в «Роснефти» гораздо ниже, чем у других компаний и составляют 2,9 $/бнэ, тогда как в ЛУКОЙЛе — 3,7 $/бнэ, Equinor — 5,8 $/бнэ, BP — 6,1 $/бнэ, Shell — 9,0 $/бнэ, а Exxon Mobil — 13,3%.

Будущее за «Восток Ойл»

В своем выступлении Игорь Сечин раскрыл и новые подробности проекта «Восток Ойл». Он впервые публично объявил о планах включения в проект завода СПГ, а также анонсировал возможность по расширению перевалочных мощностей порта в бухте Север на Таймыре, где помимо 100 млн тонн нефти в год собирается переваливать 35–50 млн тонн СПГ и 50 млн тонн угля. Среди стратегических преимуществ проект глава «Роснефти» обратил внимание на значительные запасы и потенциальные ресурсы, налоговые стимулы, которые улучшают экономику проекта, высокое качество северной нефти, прямой доступ к европейским и азиатским рынкам через Северный морской путь без потери качества нефти от смешения в трубопроводе.

«Мы готовы разделить эту историю успеха и в это сложное время приветствуем новых западных и восточных партнеров»,

— обратился Игорь Сечин к потенциальным инвесторам.

«Новые озвученные данные, — комментирует Анна Бутко из АТОНа, — в очередной раз подтверждают масштабность проекта „Восток Ойл“, который, по нашему мнению, все больше будет привлекать внимание инвесторов и занимать более значительное место в инвестиционном кейсе „Роснефти“ по мере раскрытия новых деталей. Например, в рамках выступления глава „Роснефти“ Игорь Сечин указал, что порт „Бухта Север“ рассчитан на 100 млн тонн нефти, 50 млн тонн угля и 35-50 млн тонн СПГ. Если возможное расширение газовых активов „Восток Ойл“ уже обсуждалось в прессе, то упоминание угля стало сюрпризом».

«Что касается зарубежных инвесторов, то „Роснефть“ отмечала, что проектом интересовались западные и индийские партнеры. При этом, конечно, стоит отметить, что 2020 год стал очень тяжелым для энергетического сектора, поэтому, вероятно, иностранным партнерам сложнее принимать решение об участии в долгосрочных проектах», — добавила эксперт.

Тамара Сафонова полагает, что «проект „Восток Ойл“, уже располагающий налоговыми льготами, безусловно будет драйвером развития не только Арктики, но и российской экономики в целом, однако санкционное давление может ограничить зарубежные инвестиции в проект. При этом Китай является приоритетным инвестором для проекта, так как его участие в проекте гарантирует дальнейшую поставку сырья и продуктов переработки на китайский рынок».

Сергей Кузнецов

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх