Нефть Капитал

121 подписчик

Свежие комментарии

  • Алекс М
    А где же прославленный "Академик..." Или опять горючку расходует на просторах мирового океана?100 дней до финиш...
  • Алексей Сафронов
    Позорище в том, как госкомпания Газпром, оказалась в юриспруденции Нидерландов, а не то что теперь они возвращают сво...«Газпром» возвращ...
  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...

Строй и сжижай

Строй и сжижай

Возросшая конкуренция на мировом энергорынке требует от отечественной газовой отрасли новых решений и новых идей. Российский СПГ наряду со сжиженным газом из других стран начинает «давить» на газпромовскую трубу. Поэтому в новой СПГ-стратегии есть идея: новые СПГ-проекты частично привязать к внутреннему рынку, хотя, скорее всего, это не поможет улучшить экспортные позиции трубопроводного газа.

В России должны быть построены более десяти заводов, которые обеспечат около 11,5 трлн руб. дополнительных инвестиций в российскую экономику к 2030 году. Реализация этих проектов позволит к 2035 году почти в три раза увеличить объем производства СПГ и дополнительно добыть 2,5 трлн куб. м газа до 2040 года. Эти обширные планы содержатся в обсуждавшейся на совещании у заместителя председателя правительства РФ Александра Новака новой СПГ-стратегии.

В проекте стратегии, в частности, запланировано строительство трех заводов «Роснефти»: две очереди завода «Дальневосточный СПГ» на 15 млн тонн СПГ, который компания хотела реализовать на базе проекта «Сахалин-1», «Таймыр СПГ» на 35–50 млн т в рамках «Восток Ойл» и «Кара СПГ» на 30 млн т на шельфе Карского моря. В стратегии указаны новатэковские «Арктик-2» и «Обский СПГ» на 5-6 млн тонн.

Якутская топливно-энергетическая компания запланировала реализацию «Якутского СПГ» на 15 млн тонн, а «Газпром» намерен построить газоперерабатывающий и СПГ-завод мощностью 13 млн т в Усть-Луге.

СПГ для России

В проекте стратегии развития СПГ есть пункт, накладывающий ограничения на новые СПГ-проекты: теперь 20% производимого газа должно направляться на внутренний рынок. Очевидно, что все новые крупные СПГ-проекты носят преимущественно экспортоориентиоованный характер, но в случае обязательств по поставкам на внутренний рынок могут возникнуть проблемы с привлечением инвестиций, прежде всего, иностранных: есть сомнения, что иностранные инвесторы будут заинтересованы в финансировании проектов, пятая часть добычи с которых будет направляться на внутренний рынок.

В настоящий момент потребителей сжиженного природного газа внутри России мало, да и цены на внутреннем рынке не могут соперничать с экспортными.

Впрочем, эксперты считают, что в настоящее время в самой России потребление газа будет расти, поэтому этот новый рынок сбыта инвесторы должны только приветствовать.

Независимый эксперт Александр Полыгалов заметил, что потребление газа внутри России планируется увеличивать, причем не только сжиженного: «В ЕС хотят перейти на зеленую энергетику и, в частности, потреблять больше водорода, а его нужно из чего-то получать, скорее всего, процесс производства водорода будет происходить не за счет природного газа, но с его помощью. Соответственно, газ России потребуется еще и для производства водорода. Кроме того, в России не закончена газификация, под нее тоже надо резервировать мощности. Существенные объемы газа потребуется на развитие газохимии. Все это принесет новым проектам не меньшую доходность, чем экспорт сырого газа», — рассказал эксперт.

Независимый эксперт Вячеслав Мищенко в свою очередь заметил, что альтернативой трубной газификации является малотоннажный СПГ: «Точки производства СПГ могут возникнуть везде. Правительство хочет простимулировать производителей, чтобы они включали в свои расчеты внутренний рынок», — указал эксперт.

Кстати, проекты малотоннажного СПГ действительно начали появляться в регионах.

Например, Владимирская область собирается вместе с «Атомэнергомашем» строить несколько производств по сжижению природного газа. Ранее, в 2019 году «Ростех» планировал СПГ-завод в Тверской области мощностью 120 тыс. тонн в год. Видимо, для ускорения развития этого сегмента рынка на заседании у вице-премьера было принято решение о том, что до 31 марта 2021 года Минэнерго совместно с Минпромторгом и ГК «Ростех» подготовить ТЭО применения мобильных (передвижных) тепло- и электростанций на СПГ.

Рынок или недобросовестная конкуренция?

Весьма примечательно, что после обсуждения стратегии развития российской отрасли СПГ в публичном пространстве опять начался спор о том, существует ли конкуренция российского СПГ с трубопроводным газом «Газпрома». Глава комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный считает, что Госдума должна создать рабочую группу и рассмотреть вопрос, как ограничить конкуренцию российских сжиженного и трубопроводного газа в Европе. По его словам, власти РФ предоставили СПГ слишком много льгот, а теперь российский СПГ не только отъедает долю российского же трубного газа (то есть, «Газпрома») на премиальном газовом рынке Европы, но еще и снижает цены на газ, отчего снижаются доходы «Газпрома». Завальный напомнил, что проект «Ямал СПГ» осуществлялся под гарантии поставок 80% продукции в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, но за последние три года, по оценке «Газпрома», более 80% ямальского сжиженного газа ушло в ЕС, а 69% — в европейские страны, где продается трубопроводный газ.

Глава НОВАТЭКа Леонид Михельсон обвинения парировал тем, что рынок сжиженного природного газа с каждым годом все больше будет напоминать нефтяной. По его словам, стратегия компании предусматривает продажу 80% газа «Ямала СПГ» на рынках АТР, но законодательно прописать такие ограничения нельзя из-за глобальности рынка.

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач считает, что надо ввести штрафные санкции для компании-экспортера СПГ, если больше 20% газа будет попадать на европейский рынок. А размер штрафа привязать к потерям бюджета или даже сделать прогрессивную шкалу.

Эксперт Вячеслав Мищенко напомнил, что тема конкуренции появилась сразу же после начала работы проекта «Ямал СПГ»: «В конце 2017 года на фоне резкого похолодания, когда был запущен „Ямал СПГ“, первая партия сырья с завода пришла вообще в США. Поставки начались и на европейский рынок. Аргументы НОВАТЭКа заключаются в том, что компания не у „Газпрома“ отбирает эту нишу, а конкурирует с объемами американского СПГ, сжиженного газа Катара и других производителей. В любом случае трубопроводные поставки пострадали. Кто прав, а кто виноват, доказать сложно. Существует свободная торговля сырьем. Трейдеры продают сырье туда, где оно наиболее востребовано. Эффективных мер воздействия на международный рынок я не вижу», — заявил эксперт.

Заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев напомнил, что в энергостратегии четко прописана цель по ускоренному развитию производства СПГ в России:

«Даже традиционные сторонники «Газпрома» признают, что существенных перспектив по увеличению поставок трубопроводного газа нет, кроме как на китайском направлении.

Поэтому другого варианта монетизировать ресурсную базу, кроме развития СПГ проектов, просто нет. Кроме того, это в основном изолированные проекты, газ которых в принципе не может пойти в трубу», — пояснил эксперт.

По его словам, конкуренция у газпромовского газа и СПГ есть, но ее сложно считать: «Рынок СПГ международный, и в отличие от нефти сжиженный газ — товар высоко стандартизированный, покупатели покупают просто СПГ, а не ресурс с конкретного месторождения. На рынке присутствует суровая конкуренция. Пересечение СПГ с трубопроводным газом есть, но доказать это очень сложно. Это старая мантра «Газпрома», — заметил Белогорьев.

Кстати, «Газпром» всегда подчеркивал, что он несет социальную нагрузку в виде газификации российских регионов. Собственно, этим он и объясняет монопольное право на экспорт трубопроводного газа. Независимые производители газа давно пытались оспорить данное положение российского газового рынка и боролись за либерализацию экспорта. Однако «Газпрому» всегда удавалось отбивать эти атаки. Недавно стало известно, что концерн вынужден прибегать к заимствованиям для реализации программы газификации России.

В связи с чем, собственно, возникает вопрос: почему «Газпром», которому предоставлены такие экспортные привилегии, не может найти силы и средства для внутреннего рынка?

Выяснить это придется Счетной палате РФ: в 2021 году будут проведены масштабные проверки исполнения нацпроектов. Интерес Счетной палаты вызвала газификация регионов и программа развития «Газпрома».

Время либерализации прошло

Вячеслав Мищенко считает, что либерализация экспорта могла бы произойти, если бы не позиция европейских партнеров: «Раньше Россию били рыночными аргументами, в том числе и необходимостью демонополизации экспорта. Сейчас они закончились, и нас бьют политическими санкциями, которые никак не связаны с экономикой, а также зеленой хартией. В этой ситуации ломать сложившуюся структуру экспорта неразумно. Хотя, конечно, генеральное движение должно быть направлено на уход от монополии. Однако в настоящее время без монополии в Европу экспортировать будет не легче», — подчеркнул эксперт.

Алексей Белогорьев заметил, что в правительстве есть четкое политическое решение не прибегать к либерализации экспорта. «В 2010-х годах «Газпром» терял объем европейских поставок, и тогда у независимых производителей были сильные аргументы в пользу ухода от монополии. Приводились мнения в пользу того, что не все европейские потребители хотели бы покупать сырье именно у «Газпрома». В какой-то степени эти доводы остались, но в целом есть понимание, что спрос на трубопроводный газ в ЕС если и будет расти, то очень медленно.

В ситуации, когда нет особых перспектив для увеличения рынка, непонятно, зачем менять существующую бизнес-схему»,

— пояснил эксперт.

Александр Полыгалов указал, что выделение инфраструктурного ядра из «Газпрома» потребует больших усилий, и непонятно, насколько последствия будут выгодны для страны: «Если сейчас вводить либерализацию, может возникнуть конфликт интересов, ведь „Газпрому“ придется транспортировать чужой газ как собственный. Сегодняшняя система логически не противоречива», — пояснил эксперт. При этом он отметил, что «Газпром» никогда не имел монопольного влияния на цены в ЕС, он всегда работал в жесткой конкуренции, поэтому претензии к нему европейских регуляторов были формальными.

Екатерина Вадимова

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх