Нефть Капитал

121 подписчик

Свежие комментарии

  • Алекс М
    А где же прославленный "Академик..." Или опять горючку расходует на просторах мирового океана?100 дней до финиш...
  • Алексей Сафронов
    Позорище в том, как госкомпания Газпром, оказалась в юриспруденции Нидерландов, а не то что теперь они возвращают сво...«Газпром» возвращ...
  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...

Цены бегут быстрее Минэнерго

Цены бегут быстрее Минэнерго

В условиях постоянной волатильности на рынках хочется верить во что-то стабильное. Но это нелегко: нефть то дорожает, то дешевеет, вслед за ней растут и падают фондовые индексы, курсы рубля, доллара и акций нефтяных компаний.

Но во всем этом море нестабильности на российском рынке есть актив, цена которого упрямо движется вверх. Это бензин. Причем цена на него растет вне зависимости от любых действий, предпринимаемых регуляторами — Минэнерго и ФАС — на топливном рынке.

Непримиримую борьбу с постоянным ростом цен на топливо Минэнерго ведет уже не первый год. Но как-то все безрезультатно. Вроде бы ведомство делает все, что может, — и выпуск топлива наращивает, и запасы бензинов к сезону увеличивает, и нормативы биржевых продаж поднимает, и демпферы придумывает, но ничего не получается — цена на топливо упрямо движется вверх. То ли инструменты не те, то ли применяют их не там и не вовремя — точно сказать никто не может, но победить растущие цены Минэнерго не удается. В переработку инвестируем 20 лет, демпфер корректируем, с картелями боремся, биржевые объемы наращиваем. Не помогает.

Что бы ни делали Минэнерго и ФАС, какие бы усилия не прилагали — цены на бензин на АЗС страны растут вот уже 16-ю неделю подряд.

Например, в Москве за неделю с 5 по 12 апреля бензины подорожали на 3-6 копеек, дизтопливо — на 2 копейки, свидетельствуют данные Московской топливной ассоциации. На предыдущей неделе дизтопливо подорожало на 15 копеек, бензины — на 11-16 копеек. В результате средняя цена Аи-92 в Москве, по данным на 12 апреля, достигла 45,24 рубля за литр, Аи-95 — 49,82 рубля за литр, дизтоплива — 49,35 рубля за литр.

Конечно, проще всего объяснить рост цен на топливо различными проявлениями «ковидных» последствий: локдаунами, сокращением производства, падением цен на нефть…

Однако рост цен на топливо начался не вчера и даже не позавчера, поэтому свалить рост цен исключительно на COVID-19 и происки игроков мирового нефтяного рынка вряд ли удастся.

Напомним, первый кризис на топливном рынке, взбудораживший не только продавцов и покупателей топлива, но и правительство, произошел в 2018 году, когда даже слова «ковид» еще не существовало в российском лексиконе. Тогда цены на топливо в оптовом сегменте выросли так, как не росли никогда за все время биржевых торгов нефтепродуктами. А рост цен на бирже потянул за собой и ценники на АЗС — примерно на 4-5 рублей.

Регуляторы в лице Минэнерго и ФАС отреагировали на это с железобетонным спокойствием, называв рост цен временным явлением, и прогнозировали возвращение стабильности через 2-3 месяца. Но ошиблись. Стабильности не наступило. Тогда попробовали применить волшебное заклинание «рост цен будет не выше уровня инфляции». Тоже не сработало.

Тогда для борьбы с неконтролируемым ростом цен был изобретен механизм демпфера. Принцип его работы его таков: когда разница между экспортной и индикативной внутренней ценой топлива положительна, экспортировать нефтепродукты выгоднее, чем продавать их внутри страны, а если отрицательная, то наоборот. Так вот, когда мировые цены выше внутренних, государство компенсирует часть потерь нефтяной отрасли. Если цены ниже, нефтяные компании платят часть разницы в ценах в госбюджет.

Казалось бы, все понятно: механизм должен поддержать производителей топлива и порадовать потребителей снижением цен. Однако, когда весной прошлого года цены на нефть резко рухнули, потребители топлива, видя, что в Европе топливо тут же стало дешеветь, наивно ожидали, что российские ценники на АЗС тоже опустятся. Не тут-то было.

Хитрость демпфера в том, что он, оказывается, вообще не предусматривает удешевления нефтепродуктов ни в опте, ни в рознице!

Цены на топливо у нас могут лишь расти, а задача демпфера — сделать так, чтобы этот рост был медленным и предсказуемым, о чем и сообщил замминистра энергетики Павел Сорокин в одном из интервью: «Одним из главных приоритетов действующего механизма демпфера остается сохранение темпов изменения конечных розничных цен для потребителя не выше уровня инфляции».

То есть, получается, что смысл демпфера не в том, чтобы цены не росли, а в том, чтобы они росли, но не выше темпов инфляции?

Правда, и тут у Минэнерго что-то не получилось. Не сработало традиционное заклинание «рост цен не выше темпов инфляции», повторяемое во время каждого топливного кризиса. Текущие ценовые уровни на АЗС этот темп все же опередили, а в некоторых регионах — с большим запасом.

И в этих условиях замглавы Минэнерго Павел Сорокин в эфире телеканала «Россия 24» заявляет, что «мы не видим предпосылок для повторения событий 2018 года в 2021 году». А события, похоже, повторяются. Получается, что-либо Минэнерго просто не видит, что происходит на топливном рынке, либо видит, но не считает это проблемой?

От заклинаний Минэнерго перешло к призывам. Обратились к нефтяным компаниям и поручили увеличить запасы топлив, сократить объемы экспорта и увеличить производство бензина. Производство увеличили, запасы нарастили. Казалось бы, производство увеличили так, что даже перекрыли внутренний спрос: «По дизелю у нас профицит двукратный, то есть мы производим вдвое больше, чем потребляем — говорит Павел Сорокин. — По бензину профицит составляет 10-12%».

А вот эффекта все равно нет: с начала года цена выросла на 3,3%, при том, что за весь 2020 год бензин подорожал на 2,5%.

Чтобы избежать роста оптовых цен на топливо на внутреннем рынке, нефтяные компании предложили скорректировать демпфер. Главной претензией нефтяников к существующему механизму является то, что он делает невыгодной загрузку сырьем отечественных НПЗ.

А вот Минэнерго он нравится настолько, что даже обсуждать его отмену нельзя: «Демпфер показал себя как эффективный механизм по сдерживанию темпов роста цен на АЗС, который в течение последних нескольких лет успешно достигал своей задачи. Поэтому категорически нельзя обсуждать отмену данного механизма, это может привести к непоправимым последствиям для рынка», — говорит Сорокин. И если не получилось убедить в эффективности, значит, пора пугать последствиями. Поэтому Минэнерго выступило с заявлением, что без демпфера цена литра 92 бензина превысила бы 50 рублей.

Получается интересная ситуация. Демпферный механизм вызывает критику нефтяных компаний, обманывает ожидание потребителей, надеющихся на снижение цен на топливо, позволяет ценовым уровням превысить инфляционный порог.

А Минэнерго продолжает верить в его эффективность и убеждать участников рынка и потребителей, что если бы не усилия ведомства, то цена была бы еще выше. «При любом раскладе мы готовы принимать необходимые меры для удержания ситуации», — считает Павел Сорокин. Что ж, похоже при любом раскладе ждать стабилизации цен на топливо не приходится.

Гавриил Степанов

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх