Нефть Капитал

121 подписчик

Свежие комментарии

  • Алексей Сафронов
    Позорище в том, как госкомпания Газпром, оказалась в юриспруденции Нидерландов, а не то что теперь они возвращают сво...«Газпром» возвращ...
  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Ну если нефтяники не хотят, то реализация нефти через государство, вот оно и будет с ними фантиками расплачиваться, а...Путин: Российские...

Денис Астафьев: Почему сделка ОПЕК+ не повлияла на рынок?

Денис Астафьев: Почему сделка ОПЕК+ не повлияла на рынок?

В воскресенье, 12 апреля, ОПЕК и ее нефтедобывающие союзники заключили историческое соглашение о сокращении добычи на 9,7 млн баррелей в день после нескольких дней дискуссий и переговоров между крупнейшими мировыми производителями энергоресурсов. Это сокращение добычи нефти является самым крупным в истории. Группа, известная как ОПЕК+, первоначально предложила сократить добычу на 10 млн баррелей в день, что составляет около 10% мировых поставок нефти. Но Мексика выступила против квоты, предназначавшейся ей, тем самым затормозив заключение сделки. Коварный рынок в очередной раз всех обманул: после оглашения результатов телеконференции членов ОПЕК+ рынок нефти в момент обрушился почти на 12% вопреки здравому смыслу. Баррель сорта Brent в начале дня стоил около $36, а концу опустился ближе к отметке $32. Сама по себе эта история возбудила писательскую активность аналитиков и трейдеров всех мастей. Мнение относительно причин столь неадекватного поведения нефтяных цен сводилось к тому, что, якобы, рынки ожидали более глубокого сокращения. Переговоры продолжились, когда встретились министры энергетики стран «Большой двадцатки». И хотя все согласились с необходимостью стабилизации рынка, группа не стала обсуждать конкретные производственные показатели.

В соответствии с новым соглашением ОПЕК+, квота Мексики подразумевает сокращение на 100 тыс. баррелей в день вместо 400 тыс. баррелей в день, которые первоначально предлагалось изъять из производства. Сокращение добычи в 9,7 млн баррелей в сутки начнется 1 мая и продлится до конца июня. Затем с июля и до конца 2020 года снижение составит 8 млн баррелей в день, а с января 2021 года по апрель 2022 года — 6 млн баррелей в день. Трамп стремился смягчить конфликт между Саудовской Аравией и Россией после того, как между двумя крупнейшими производителями нефти разразилась ценовая война, вызванная неудачей на встрече ОПЕК+ 6 марта. Встреча ОПЕК+ произошла после заявлений Трампа о том, что он поговорил с Путиным и наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммедом бен Салманом и ожидает заключения сделки. ОПЕК+ надеется, что страны, не входящие в группу, включая США, Канаду и Норвегию, также сократят добычу, чтобы стабилизировать цены. В то время как Трамп не подтвердил готовность США сократить производство нефти, он отметил, что рыночные силы естественным образом ограничат производство. Несмотря на рекордный размер сокращения, некоторые специалисты опасаются, что цифра в 10 млн баррелей все еще слишком мала, чтобы противостоять снижению спроса. Нефть марки West Texas Intermediate в понедельник вечером торговалась на отметке в минус $19,57 — это беспрецедентный уровень падения. На самом деле американские трейдеры — а ведь именно в США формируется цена на нефть, поскольку на биржах в Нью Йорке и Чикаго проходит более 80% сделок с биржевой нефтью — озабочены совсем другим. Их беспокоит невероятная динамика роста запасов нефти в самих США. Данная статистика, традиционно публикуемая Минэнерго США по средам, говорит лишь об одном: в США сейчас происходит колоссальное перепроизводство «чёрного золота». Оно сопоставимо с затребованным Дональдом Трампом сокращением со стороны России и Саудовской Аравии. И именно информация по запасам от Минэнерго США продолжает играть первую скрипку в ценообразовании нефти, так как эта статистика ведётся куда более упорядоченно, чем данные о добыче в России и Саудовской Аравии. Очевидно, что пока США сами не начнут активно сокращать производство нефти, данные по запасам в США не захотят сокращаться. А до тех пор, пока этого не произойдёт, цена на нефть не вернётся на траекторию роста. В текущей ситуации акции энергетического сектора будут оставаться под давлением. Вопрос сейчас стоит даже более остро: какая доля сланцевых производителей в США и Канаде в ближайшие месяцы уйдёт с рынка, и как конкретно это повлияет на перераспределение долей этого рынка. Как и в других сильно пострадавших от эпидемии коронавируса секторах — таких как авиаперевозки, развлечения и туризм — в нефтяном секторе в ближайшее время, очевидно, будут происходить мощные процессы консолидации. С рынка уже уходят и будут уходить мелкие низкорентабельные производители и их места будут занимать нефтяные гиганты: ExxonMobil, Chevron и ConocoPhillips — в США, Royal Dutch Shell и Total — в Европе и Saudi Aramco — на Ближнем Востоке. К сожалению, продолжающееся падение нефти поставило крест не только на арктических проектах России, но и на 99% всех прочих альтернативных нефтяных проектов по всему миру. Остановилась разработка «битумных песков» в Альберте (Канада), замедляется добыча на целом ряде месторождений в Ливии и Нигерии, практически прекратилась добыча в Индонезии, не говоря уже о жёсткой дилемме Саудовской Аравии, Ирака и Ирана. Паника на нефтяном рынке из-за распространения коронавирусной инфекции COVID-19 и непонятных перспектив соглашения ОПЕК+ на фоне явного перепроизводства нефти в США и колоссального роста американских запасов отразилась уже и на крупных американских нефтегазовых компаниях. Ранее о сокращении расходов, выплат акционерам и снижении буровой активности заявили небольшие сланцевые компании США, крупнейшей из которых была Occidental Petroleum. Однако о введении режима экономии начали говорить и гиганты. ExxonMobil еще в марте заявила о планах по значительному сокращению инвестиций, направляемых на приобретение новых активов и модернизацию имеющихся. Глава компании Даррен Вудс (Darren Woods) делает акцент именно на распространении коронавируса, ситуацию с которым называет беспрецедентной. ExxonMobil внимательно следит за пандемией COVID-19 и в режиме реального времени непрерывно вносит изменения в свои планы. Вудс уверен, что компания справится с этим вызовом, «приняв меры для обеспечения безопасности сотрудников и защиты окружающей среды». Влияние ценового фактора глава Shell оценивает как «трудное, но менее значимое» (вероятно, он лукавит — прим. SharesPro), говоря о том, что ExxonMobil имеет опыт работы в условиях низких цен на энергоносители. Конкретных планов по сокращению затрат ExxonMobil не озвучила, пообещав представить их, когда будет завершена подготовка. Тем не менее, в середине апреля Вудс заявил, что совместные проекты с Россией в направлении освоения арктического шельфа сейчас полностью остановлены до улучшения общей конъюнктуры. Россия не имеет достаточно арсенала технологий глубоководной разведки для того, чтобы реализовывать эти проекты в одиночку. Между тем, The Financial Times узнала о спорах российских нефтяных компаний из-за сделки ОПЕК+. При новом рекордном сокращении в России придется снижать добычу не только крупным нефтяникам, но и малым компаниям, а также проектам по соглашениям о разделе продукции (СРП). Россия обязалась снизить производство на почти 23% — с 11 млн до 8,5 млн баррелей в сутки. В этом сокращении должны принять участие все российские нефтяные проекты, включая участников соглашений о разделе продукции (СРП) «Сахалин-1», «Сахалин-2» и «Харьяга», а также проекты малых нефтяных компаний. Часть нефтяников выступает против того, чтобы распределение подлежащих сокращению объёмов происходило пропорционально соответствующим объёмам добычи и добивается для себя льгот. Каждая из нефтяных компаний стремится защитить собственные проекты. Сегодня доля «Роснефти» в российской добыче только нефти составляет порядка 36%, ЛУКОЙЛа — 16%, на «Сургутнефтегаз» приходится — 12%, «Газпром нефть» — 7,3%, «Татнефть» — 6%, «Башнефть» — 3,6%, доля операторов СРП — 3,3%. При условии, что все компании будут сокращать добычу пропорционально своему вкладу в общий объем добычи нефти в России, «Роснефти», например, придётся урезать суточное производство на 600–630 тыс. барр., а ЛУКОЙЛу — на 240–270 тыс. По-видимому, некоторым компаниям, имеющим низкую более низкую рентабельность по сравнению с конкурентами, придется не только сокращать инвестиции и сворачивать некоторые проекты, но и увольнять персонал.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх