Нефть Капитал

121 подписчик

Свежие комментарии

  • Алексей Сафронов
    Позорище в том, как госкомпания Газпром, оказалась в юриспруденции Нидерландов, а не то что теперь они возвращают сво...«Газпром» возвращ...
  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Ну если нефтяники не хотят, то реализация нефти через государство, вот оно и будет с ними фантиками расплачиваться, а...Путин: Российские...

Ищите женщину

Ищите женщину

В нефтянке найдутся рассказы на любой вкус: несчастные брачные союзы, опасные журналистские расследования, тайные переговоры и руководство крупными предприятиями… В преддверии 8 марта «НиК» поздравляет всех представительниц прекрасного пола с праздником и следует знаменитой фразе cherchez la femme — ищите женщину.

Беатрис Ротшильд

В начале 1880-х годов знаменитое семейство французских Ротшильдов решилось на инвестиции в бакинскую нефть. Успех был ошеломляющий — всего через 5 лет основанное ими «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество» экспортировало больше половины российского керосина. Малоизвестный факт: нефтяной бизнес Ротшильдов во многом базировался на семейных делах, в центре которых была женщина.

В 1883 году состоялась свадьба Беатрисы Ротшильд, 19-летней дочери Альфонса Ротшильда, и 34-летнего банкира, друга семейства Мориса Эфрусси. Будучи выходцем из Одессы, тот активно инвестировал средства в российскую нефтяную промышленность и слыл нефтяным магнатом. В лице зятя Ротшильд обрел столь необходимое доверенное лицо, знавшее бакинское нефтяное дело изнутри.

Правда, брак оказался не слишком счастливым. Супруги быстро стали жить каждый своей жизнью, а официально развелись через 21 год.

Свой развод Беатриса решила отметить роскошной свадьбой своей собаки. Она облачила свою любимую питомицу в платье с фатой, надела смокинг на жениха-кобеля, пригласила сотни друзей и знакомых вместе с их питомцами на торжество. Вся эта собачья свадьба, задуманная ею как злая пародия на свадьбу собственную, проходила со всеми соответствующими атрибутами, в том числе и с ювелирными украшениями, натянутыми на лапы собак, букетами цветов и фейерверками… Нефть и деньги не принесли ей женского счастья.

Айда Тарбелл

А вот Айда (Ида) Тарбелл, современница Беатрис Ротшильд, никогда и не стремилась к личному счастью. Ее искренне заботило общественное благо, и она стала первой женщиной — крупным журналистом в Америке. Героями ее книг становились Наполеон, Линкольн и многие другие. А потом, будучи главным редактором популярного журнала McClure´s, она увлеклась журналистскими расследованиями и решила написать правдивую книгу о нефтяном гиганте — компании Standard Oil. «Не делай этого, Айда, — упрашивал ее престарелый отец, в свое время не преуспевший в борьбе независимых нефтедобывающих компаний против империи Рокфеллера. — Они уничтожат журнал». Но Айду было не остановить.

Самое интересное в этой истории то, что наиболее интересные материалы о компании Тарбелл получила практически из первых рук. Узнав, что она пишет книгу, исполнительный директор Standard Oil Генри Хаттлстон Роджерс встретился с напористой журналисткой и продолжал встречаться с ней по делам книги еще два года. В главном офисе компании ей даже выделили рабочий стол. Она приносила Роджерсу наброски историй, а он предоставлял документы, цифры и давал необходимые объяснения.

До сих пор исследователи спорят, почему же Роджерс был столь обходителен с Тарбелл. Возможно, это была месть Рокфеллеру, с которым он тогда поссорился. Но сам он давал прагматичное объяснения: мол, книга все равно будет написана, так уж надо постараться, чтобы дело компании было представлено «как надо». Тем не менее, когда начали появляться первые статьи, предшествующие выходу книги, Роджерс пришел в бешенство. Это была разорвавшаяся бомба. Раз за разом перед читателями разворачивалась история махинаций, нечестной конкуренции и войны на уничтожение, которую вела Standard Oil. Эти статьи вызвали большой общественный резонанс, и новые материалы полились в руки Айды рекой.

Именно статьи и книга Тарбелл «История Standard Oil Company», опубликованная в 1904 году, сфокусировала внимание широкой аудитории на проблемах нефтяного монополизма. Администрация Рузвельта начала расследование деятельности компании, что привело к подаче иска против Standard Oil. В 1909 году в ходе основного антитрестовского процесса федеральный суд вынес решение в пользу правительства и предписал распустить Standard Oil. Айда Тарбелл вошла в историю как женщина, повергшая крупнейшую нефтяную компанию того времени.

Ванда Яблонски

Айда Тарбелл боролась с нефтяным монополистом США, а другая выдающаяся журналистка, наоборот, помогла заключить соглашение о создании международного картеля ОПЕК. Ванда Яблонски, элегантная стильная редактор Petroleum Intelligence Weekly, считалась самым влиятельным нефтяным журналистом своего времени. В 1956 году, сразу послу Суэцкого кризиса, она совершила журналистское турне через 12 стран Ближнего Востока и даже добилась интервью у короля Сауда в Эр-Рияде. «Угадайте, где я провела вчерашний вечер? — острила Ванда. — В гареме короля Саудовской Аравии! Прежде чем вы сделаете скоропалительные выводы, спешу добавить, что я там… пила чай (с розовой водой)».

Считается, что именно Ванда Яблонски предложила встретиться двум «нефтяным министрам», в результате чего начались практические шаги по организации ОПЕК. Первым из них был «красный шейх» Абдулла Тарики, отвечавший за нефтяные дела Саудовской Аравии и настроенный решительно против американских нефтяных компаний. «Это молодой человек со своей миссией», — говорила о нем Ванда. На одной из встреч она сообщила ему, что «есть один такой же крепкий орешек, как вы» и пообещала организовать встречу с Хуаном Пабло Альфонсо Пересом, министром топливной промышленности Венесуэлы. Ванда знала, что тот выдвигает идею создания международной организации, которая бы распределяла квоты на нефтедобычу между государствами и тем самым поддерживала бы высокий уровень цен.

В апреле 1959 года на Арабском нефтяном конгрессе Ванда сдержала свое слово и пригласила Переса Альфонсо в свой номер в каирском отеле «Хилтон» на чай. Там она познакомила его с Абдуллой Тарики. Они договорились о тайной встрече с представителями других главных стран экспортеров. И дело пошло. В сентябре 1960 года была создана новая организация, названная Организацией стран экспортеров нефти, и ее цели были совершенно ясными — защитить цену нефти.

Анна Молий

А в самые трудные годы женщины были готовы взять на себя самую тяжелую работу в отрасли. «Если бы не женщины, никогда бы нам не выиграть войну», — был убежден Николай Байбаков, в годы ВОВ замнаркома нефтяной промышленности, с 1944 г. руководитель нефтяной отрасли. «Хочется особо сказать о женщинах, трудившихся в годы войны в нефтяной промышленности, — вспоминал „нефтяник № 1“. — Они составляли тогда половину всех тружеников этой отрасли. Участвовали женщины и в бурении, в подземном и капитальном ремонте скважин, и в работах многих других тяжелых и сложных участках нефтяного производства». Женщин назначали руководить крупными и сложнейшими предприятиями страны.

Север, ГУЛАГ, экстремальные условия… и женщина-директор Анна Молий. Хрупкая девушка приехала из Баку, точнее бежала. В 1938 году арестовали ее дядю и брата и над самой Анной начали сгущаться тучи. Выпускница Азербайджанского индустриального института, она поступила на работу на Бакинский нефтеперерабатывающий завод, где стала сначала дежурным инженером, а затем начальником цеха. Но случился пожар и стали искать виноватых. Не дожидаясь худшего, девушка уволилась, а вскоре добровольцем уехала на Север в Ухту, где силами заключенных реализовывался «великий сталинский план» по освоению богатств Крайнего Севера.

Когда Анна приехала в Ухту, уже были открыты первые нефтяные месторождения, строились шахты для добычи высоковязкой нефти на Ярегском месторождении и был построен первый нефтеперегонный завод. Молий назначили инженером производственного отдела Ухткомбината, за которым стоял печально известный Ухтпечлаг. Симпатичную девушку в лагерном краю встретили с недоверием. Но Анна, что называется, «засучила рукава». Ее редко можно было застать в кабинете, она все время была на заводе: изучала, осматривала, вникала во все детали, беседовала с рабочими, операторами, мастерами, начальниками смен. Многих удивляла дотошность и серьезная вдумчивость молодой «инженерши».

А потом началась война и в тяжелейший для страны 1942-й год Анне доверили директорскую должность, которую она совмещала с работой главного инженера. «Придется вам работать за двоих… вам будет очень трудно», — сказали ей партийные руководители. И действительно, без оборудования, без ресурсов, на голом энтузиазме Ухтинский НПЗ под руководством Анны Молий творил чудеса. Завод снабжал нефтепродуктами осажденный Ленинград, Волховский и Ленинградский фронты. Если до войны на нем выпускалось 7 видов продукции, то в 1945 году — уже 15 видов. При этом некоторые из них являлись уникальными. Например, в лаборатории Ухтинского НПЗ были разработаны и потом производились на заводе вагонные смазки типа «Северные» с температурой застывания минус 55 градусов, что было крайне важно для работы северных железных дорог.

В 1953 году Анна Молий уехала на два года в Москву на учебу. По возвращении, когда поезд подходил к вокзалу, на перроне она увидела целые толпы людей. А как только вышла из вагона, ее обступили со всех сторон заводчане: инженеры и рабочие подхватили своего директора на руки и под восторженные крики стали подбрасывать ее в воздух.

Анна Молий возглавляла Ухтинский НПЗ 25 лет и сегодня ее называют «легендарным директором» завода.

Ищите женщину

Ищите женщину

Ищите женщину

Ищите женщину

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх