Нефть Капитал

121 подписчик

Свежие комментарии

  • Алекс М
    А где же прославленный "Академик..." Или опять горючку расходует на просторах мирового океана?100 дней до финиш...
  • Алексей Сафронов
    Позорище в том, как госкомпания Газпром, оказалась в юриспруденции Нидерландов, а не то что теперь они возвращают сво...«Газпром» возвращ...
  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...

Индия: выйти из замкнутого круга, начерченного углем

Индия: выйти из замкнутого круга, начерченного углем

Индия — третий по величине потребитель энергии в мире после Китая и США. Как кризис коронавируса сказался на импорте нефти в Индию? Успел ли восстановиться рынок потребления внутри страны, и как она собирается избавляться от зависимости от угля — в материале Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК).

Резкое падение цен на нефть весной 2020 года привело в состояние шока страны-производители во всем мире. А вот некоторые импортеры решили этим воспользоваться. Одним из них был Китай, а вторым — Индия. В апреле 2020 года Индия потратила $3,1 млрд на покупку 16,6 млн т сырой нефти (в 2019 году эти цифры составили, соответственно, $9,7 млрд и 19,7 млн т).

Кроме того, стране удалось относительно быстро восстановиться после спада, связанного с ограничениями во время пандемии коронавируса. Дхармендра Прадхан, министр нефти и природного газа, заявил, что «энергетический сектор Индии продемонстрировал замечательную устойчивость, а спрос на энергию, особенно на нефтепродукты, почти вернулся к доковидным уровням из-за восстановления экономической деятельности». Заявление было сделано в ноябре 2020 года.

Тогда же состоялись выборы президента США, за которыми Индия тоже следила довольно внимательно.

Байден как индийская надежда

Почти сразу после избрания нового президента США Индия объявила о своем намерении возобновить импорт нефти из Ирана и Венесуэлы в рамках своей цели по диверсификации поставщиков. Импорт из этих стран был остановлен после того, как президент Трамп ввел против них санкции в 2017 году. Но при Байдене все может кардинально поменяться, на что очень надеется Индия.

Министр Дхармендра Прадхан уже выразил надежду, что возможное возобновление торговли с Ираном и Венесуэлой поможет диверсифицировать сектор импорта нефти в страну.

«Как покупатель, я заинтересован в том, чтобы иметь больше мест для совершения покупок», — сказал он.

Всего в 2019-2020 финансовом году Индия импортировала из стран ОПЕК нефти, газа и нефти на сумму $92,8 млрд. Диверсификация источников импорта поможет Индии сократить эти расходы. Напомним, что Индия занимает третье место в мире по импорту нефти. В настоящее время 85% нефти в страну поставляется из Ирака и Саудовской Аравии.

До введения санкций Индия была вторым по величине импортером иранской нефти после Китая. Однако в мае 2019 года импорт остановился из-за санкций, введенных администрацией Трампа. Импорт в страну из Венесуэлы прекратился в июне 2020 года, которая ранее была четвертым по величине поставщиком Индии.

Во время своей предвыборной кампании Джо Байден заявил, что «предложит Тегерану надежный путь назад к дипломатии». Примет ли Тегеран такое предложение? Возможно, да, но наверняка потребует что-то взамен. Ставки за годы правления Дональда Трампа выросли.

Пока же можно спрогнозировать, что спрос на нефть в Индии будет продолжать расти в течение следующих двух десятилетий.

Во всяком случае, такого мнения придерживается МЭА и ОПЕК. Ожидается, что потребление энергии в Индии будет расти на 3% в год в период до 2040 года, быстрее, чем в других крупных экономиках мира.

Чем топить будем

«В 2019 году на ископаемое топливо приходилось примерно 76% корзины первичных энергоресурсов в Индии, преобладал уголь с долей 44%, за ним следовала нефть с долей 26%, — рассказала ИРТТЭК Лидия Пауэлл, эксперт энергетике, редактор журнала ORF Energy News Monitor. — Необработанная биомасса (дрова и отходы животноводства) составляла 19%. На атомную, гидроэнергетику и возобновляемые источники энергии приходилось соответственно 1%, 1,6% и 2,7% корзины первичных энергоресурсов. Если использование биомассы бедными домохозяйствами не учитывается (как это делается во многих обзорах, поскольку биомасса не продается в коммерческих целях), то зависимость Индии от ископаемого топлива в ее коммерческой энергетической корзине на сегодня составляет 95%».

Коронакризис сильно ударил по энергетической отрасли Индии, где наблюдалось одно из самых резких падений энергопотребления среди крупных экономик. Спрос на уголь и природный газ упал более чем на 5% по сравнению с 2019 годом, на нефть — более чем на 10%. Но столь же быстрым оказалось и восстановление. Возглавляет этот процесс потребление со стороны домохозяйств. К концу 2020 года спрос на электроэнергию и бензин, используемый в личных автомобилях, превысил уровень потребления до пандемии. В то же время спрос на дизельное топливо, связанный с экономической активностью, продолжает снижаться. Падение спроса на энергию и увеличение задолженности компаний по распределению электроэнергии, испытывающих финансовые трудности, вероятно, будут серьезными, говорит Лидия Пауэлл.

По словам эксперта, планы властей в отношении отказа от угля не очень понятны. С одной стороны, амбициозные цели Индии в области ВИЭ (175 ГВт к 2022 году и 450 ГВт к 2030 году) уступают только китайским. ВИЭ извлекают выгоду из капитальных субсидий, льготного доступа к линиям электропередач, а также статуса «обязательного использования» для ВИЭ, который увеличил долю возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии.

С другой, уголь по-прежнему составляет примерно 75% выработки электроэнергии (конец 2020 года), а государственная компания Coal India является крупнейшей угледобывающей компанией в мире.

Правительство заявляет о намерении продвигать возобновляемые источники энергии, но у него нет четкой политики по сокращению добычи угля или остановке угольных электростанций. Фактически, федеральное правительство настаивает на увеличении добычи угля внутри страны, чтобы сократить его импорт. Неправительственные экологические организации настаивают на постепенном отказе от угля в долгосрочной перспективе и закрытии неэффективных угольных электростанций в краткосрочной, но местные власти, которые владеют многими из этих электростанций, не стремятся их останавливать. Они боятся потери рабочих мест, а также не хотят попадать в зависимость от поставок электроэнергии из других штатов.

«Получается замкнутый круг, начерченный углем: одни не хотят, другие не могут»,

— отмечает Лидия Пауэлл.

Дешево. Но сердито

Государственные региональные угольные электростанции полностью изношены, но при этом обеспечивают очень дешевое и надежное энергоснабжение. Угольная генерация обеспечивает электроэнергией большинство бедных сельских домохозяйств, которые получили доступ к электричеству в рамках правительственной программы электрификации. Эта программа обеспечивает правящей партии голоса бедняков, а значит, уголь будет и дальше играть важную роль в энергетическом секторе Индии.

Coal India Limited — одна из немногих прибыльных государственных компаний, несмотря на многочисленные трудности. Экологический налог составляет 400 рупий за каждую тонну добытого угля. Этот доход используется для компенсации потери налоговых поступлений для штатов после введения налога на товары и услуги (GST). Кроме того, существуют роялти и сборы, которые используются для развития районов добычи полезных ископаемых, но эти налоги и сборы делают уголь дорогим. Высокий тариф на транспортировку угля по железной дороге (примерно 50% перевозится именно так) перекрестно субсидирует пассажирские перевозки.

В результате в Индии одни из самых низких тарифов на проезд по железной дороге в мире, но немногие знают, что это потому, что каждая поездка на пассажирском поезде частично финансируется угольщиками. Низкие железнодорожные тарифы поддерживают миграцию неквалифицированной рабочей силы внутри Индии. Невозможно отменить эту субсидию без огромных политических затрат. Некоторые дочерние компании Coal India Limited нанимают тысячи неквалифицированных рабочих для добычи полезных ископаемых.

Для компаний это невыгодно, но они продолжают работать таким образом вместо перехода на механизированную добычу по политическим и социальным причинам.

В то же время угольные электростанции, особенно построенные в последнее десятилетие, нерентабельны, потому что рост спроса на электроэнергию не так высок, как предполагалось. Правительство сыграло роль не только в формировании оптимистичных прогнозов, но и в кредитовании этих проектов. В период с 2010 по 2015 год Индия добавила столько же генерирующих мощностей, сколько за предыдущие 50 лет. Финансовые проблемы распределительных компаний имеют долгую историю (более 50 лет), и самая важная причина — это низкие тарифы.

Все предыдущие правительства объявляли о проектах реструктуризации распределительных компаний (последний датируется 1 февраля 2021 года), но ни один из них не увенчался успехом. Финансовые проблемы распределительных и тепловых генерирующих компаний коренятся в неудачных экономически, но выгодных политически решениях. Германия платит €40 млрд за отказ от угля. Для Индии этот процесс будет намного дороже. Но затраты, скорее всего, будут социализированы (взиматься с налогоплательщиков, а не с потребителей электроэнергии), что приведет к массовому недовольству, уверена Лидия Пауэлл.

Ставка на «зеленое»

«Зеленые» смотрят с надеждой на низкие тарифы на солнечную энергию и утверждают, что она победила уголь. Но это нормированная стоимость электроэнергии (LCOE) на протяжении всего жизненного цикла электростанции без учета затрат на балансировку или накопители энергии. Угольный же сектор гарантирует очень низкие тарифы на надежную, не зависящую ни от капризов погоды, ни от времени суток электроэнергию на розничном уровне.

Несмотря на это, индийский сектор ВИЭ является четвертым по привлекательности рынком возобновляемой энергии в мире.

Отчасти потому, что он — один из крупнейших в мире, объясняет Лидия Пауэлл. Кроме того, правительство страны предлагает ряд поддерживающих политик (в основном субсидий), которые обеспечивают стабильный долгосрочный доход для инвесторов. Стимулы для солнечной (и других возобновляемых источников энергии) включают льготный тариф, ускоренную амортизацию, GBI (стимулирование производства), RPO (обязательства по покупке возобновляемых источников энергии), отказ от платы за передачу между штатами и льготы по налогу на прибыль.

Большинство тендеров (или аукционов) по солнечной энергии выигрывают крупные международные компании, имеющие доступ к недорогому финансированию, что имеет решающее значение для конкурентоспособности в солнечной электроэнергетике. Для проектов с дешевым финансированием, использующих высококачественные ресурсы, солнечные фотоэлектрические системы в настоящее время являются самым дешевым источником прерывистой электроэнергии (на основе LCOE).

Финансисты также были готовы предоставить взаймы более высокие доли стоимости проекта (70-80% в 2019 году). Сильная политическая поддержка и повышение технологической зрелости помогли снизить предполагаемые риски для инвесторов и кредиторов. По сути, механизмы поддержки доходов сделали солнечные фотоэлектрические установки для коммунальных предприятий безопасным долгосрочным классом активов для иностранных инвесторов.

Индия уже озвучила свои планы обеспечить 49% всей электроэнергии за счет ВИЭ к 2040 году. Страна надеется, что использование возобновляемых источников энергии вместо угля будет экономить ей $8,43 млрд в год. Но сначала Индии придется побороть тяжелую зависимость от ископаемых видов топлива, которая, похоже, пока ее вполне устраивает.

Михаил Вакилян, зарубежный корреспондент ИРТТЭК

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх