Нефть Капитал

120 подписчиков

Свежие комментарии

  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Ну если нефтяники не хотят, то реализация нефти через государство, вот оно и будет с ними фантиками расплачиваться, а...Путин: Российские...
  • Taurus Zmei
    Обязать заводы производящие пластик, принимать использованные изделия с оплатой.Запрет эффективне...

Порезанная добыча будет отмщена

Порезанная добыча будет отмщена

Соглашение ОПЕК+ в действии. По данным источников Reuters и «Интерфакса», суточная добыча в России за 1–5 мая составила около 8,75 млн б/с, остается сократить еще 250 тыс. баррелей. Цены на нефть несколько подросли. На этом фоне Владимир Путин и Дональд Трамп в ходе телефонного разговора отметили своевременность заключения нового соглашения ОПЕК+. Однако до стабилизации мирового рынка нефти еще далеко, поэтому остается неясным, хватит ли нынешнего соглашения или же экспортерам придется вновь садиться за стол переговоров и обсуждать новое секвестирование нефтяной добычи. Согласно статистике ЦДУ ТЭК, среднесуточная добыча в январе–феврале 2020 г. зафиксирована на уровне 11,32 млн б/с. В апреле 2020 г. в России было добыто 46,45 млн тонн нефти и газового конденсата, что на 1% выше показателя апреля 2019 г. Среднесуточная добыча в апреле 2020 г. составила 11,35 млн баррелей. Однако в мае ситуация поменялась. Как сообщает агентство «Интерфакс» со ссылкой на анонимные источники, знакомые с предварительными данными статистики за май, среднесуточная добыча жидких углеводородов (сырой нефти и газового конденсата) в первые пять дней мая снизилась на 16% по сравнению с тем же периодом апреля и составила 9,5 млн б/с.

Добыча газового конденсата оценивается в 0,9 млн баррелей, поэтому производство сырой нефти могло составлять 8,6-8,7 млн баррелей. Это на 0,1-0,2 млн больше квоты в 8,5 млн б/с, отведенной России в рамках соглашения с ОПЕК+. Эти данные свидетельствуют, что крупным российским нефтяным компаниям удалось провести рекордное сокращение в кратчайшие сроки, что же касается методов, благодаря которым эти показатели были достигнуты, то пока официальных заявлений компаний о том, на каких конкретно объектах они уменьшили производство нефти, нет. Однако, по данным ряда телеграм-каналов, «Роснефть» сократила добычу на 39–46% на предприятиях «РН-Северная нефть», «РН-Няганьнефтегаз», «РН-Шельф Дальний Восток». На крупнейшем предприятии «Роснефти» — «РН-Юганскнефтегаз» — производство снизилось на 18%. ЛУКОЙЛ снизил добычу на 21%, в том числе за счет «Волгодеминойл», «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть», «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь», «ЛУКОЙЛ-Коми», РИТЭК. Сокращения «Газпром нефти» на 37% взяла на себя структура «Газпромнефть Ноябрьскнефтегаз». На 18% снизилась добыча «Газпромнефть-Хантос». Среди проектов СРП значительнее всех снизила добычу «Зарубежнефть-добыча Харьяга» (оператор Харьягинского СРП) — на 27%. На днях в Минэнерго РФ отметили, что Россия может выйти на 100% выполнение своих обязательств в кратчайший срок. При этом в ведомстве также напомнили, что в случае необходимости российские компании могут быстро наверстать упущенное. В частности, по словам заместителя министра энергетики Павла Сорокина, Россия способна достаточно быстро восстановить добычу до уровней февраля-марта: некоторым для этого потребуется всего несколько недель, тогда как независимым производителям и совместным предприятиям, работающим в рамках соглашений о разделе продукции (СРП), на это может потребоваться чуть больше месяца. Отраслевые эксперты, опрошенные «НиК», также сообщили, что тактика российских компаний по сокращению добычи подразумевает в случае необходимости быстрое возвращение к прежним параметрам. Вместе с тем пока они не видят значительных изменений на нефтяном рынке. Это значит, что отрасли пока не стоит ждать сильного роста спроса. В то же время и о дополнительных сокращениях пока говорить рано. Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков заметил, что в настоящее время точно не известно, какие именно скважины выводятся из эксплуатации: конкретное решение принимают компании, и у каждой из них своя стратегия: «Кто работает «в долгую», будет скорее выводить из эксплуатации скважины, которыми можно маневрировать и потом безболезненно запустить, даже если они более рентабельны. Кто рассчитывает на поддержку своего экономического положения в нынешних условиях, постарается оставить в эксплуатации наиболее рентабельные скважины. Последняя стратегия актуальна, скорее, для небольших компаний, значение которых в общероссийской добыче небольшое», — пояснил эксперт. На вопрос о том, будут ли в ближайшее время пересматриваться параметры сделки ОПЕК+, Юшков указал, что вся эта сделка достаточно ситуативная: «Сейчас, с одной стороны, в США довольно быстрыми темпами падает производство нефти, однако, с другой, и восстановление спроса происходит медленнее, чем ожидалось. В Китае идет активное восстановление производства, но рынки сбыта находятся еще в депрессивном состоянии. За счет этого КНР еще не вышла на докризисный уровень потребления нефти», — указал эксперт. Он считает, что объем добычи и сроки сделки будут зависеть от спроса на рынке: «Если быстрее выйдем из кризисного состояния, то и сделка будет более мягкая по объему производства», — подчеркнул Юшков. По его словам, из-за низких цен с мирового рынка уходит принятие инвестиционных решений по довольно большому количеству высокозатратных проектов, кроме того, есть еще и обязательство по ОПЕК+, и оно как минимум на год: «Компании закладываются на то, что еще год нового вводить не надо. Поэтому примерно до следующей весны инвестиций ждать не стоит. Если это инвестиционное затишье затянется только на год, оно не окажет существенного влияния на нефтяной рынок в будущем. В случае сохранения текущей ситуации на два года, уже через пару лет мы увидим дефицит новой нефти, и это толкнет цены вверх», — рассказал Юшков. Он также отметил, что от нынешнего кризиса сильно пострадают смежные отрасли, об этом уже говорили на недавнем совещании у президента по вопросу развития ТЭКа: «В этом сегменте мы, скорее всего, увидим слияния и поглощения, продолжится и консолидация в отрасли. Нефтесервису и геологам будет сложно выживать в предстоящий год», — резюмировал аналитик. Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов рассказал, что, согласно информации его источников в отрасли, практически все компании будут останавливать высокодебитные скважины, а потом уже в свободном режиме выводить малодебитный фонд и после этого возвращать на полную прокачку хорошие высокодебитные скважины: «Выводить, конечно, хотелось бы малодебитные скважины, но это процесс не быстрый, так как в большинстве случаев их захотят консервировать. Никто не будет их просто бросать. Однако для консервации на каждую скважину нужно 3-4 дня. Если речь идет даже о сотне скважин — это несколько месяцев. Сейчас снижение легче и быстрее провести за счет высокодебитных скважин. Для российских компаний это неоценимый опыт, так как отрасль никогда не сталкивалась с такой проблемой быстрого сокращения добычи», — заметил эксперт. По его словам, сейчас говорят о том, что с рынка спроса ушло уже 27 млн баррелей или четверть рынка, тем не менее, он не ожидает скорой встречи ОПЕК+: «Соглашение только начало работать в мае. Следующие сокращения возможны, но вначале ОПЕК+ посмотрит, что будет происходить с добычей в США. Судя по всему, в апреле Соединенные Штаты уже вернулись на уровень добычи февраля 2019 года. К середине лета их добыча может составить 9-10 млн б/с», — считает Анпилогов. Он также считает, что у всех нефтегазовых компаний начнется жесточайшее снижение по всем инвестиционным программам, и это будет иметь огромное значение для всей мировой нефтегазовой отрасли и отразится на смежных отраслях: «Например, в США из-за сокращения добычи нефти уменьшается и объем производства попутного нефтяного газа. Поэтому сейчас в Соединенных Штатах цены на газ стали выше, чем в Европе, а этого давно не было», — заметил эксперт. По его мнению, очень сложно будет российскому нефтесервису, однако крупные компании своих сервисников не бросят, так как прекрасно понимают, что этот период низкого спроса закончится, и потом им придется идти на поклон к какой-нибудь Schlumberger, а они под санкциями. Анпилогов также подчеркнул, что низкая стоимость нефти тоже имеет свою цену: «Отрасль рано или поздно вернет себе эти выпадающие доходы. Когда с рынка уйдет достаточное количество проектов, оставшиеся вернут высокую стоимость на сырье и „отомстят“ за низкие цены», — напомнил эксперт. Руководитель информационно-аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев заметил, что российская нефтяная отрасль достаточно гибкая и имеет возможность достаточно быстро сократить добычу: «Кроме того, на фоне снижения цен на нефть идет сокращение инвестиционных расходов, соответственно, скорее всего, те производственные планы, которые были, видимо сократились», — указал аналитик. Он также считает, что Россия сможет достаточно быстро вернуть эти выпадающие объемы добычи: «Надеюсь, что в третьем квартале у нас будет восстановление мировой экономики, спрос вырастет. Если он очень сильно вырастет, то возможно, что соглашение ОПЕК+ будет и пересмотрено», — заявил Разуваев. Главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович в своем комментарии по текущей ситуации отметил, что восстановление нефтяных цен пока имеет неустойчивый характер: «Сейчас оптимизм инвесторов в нефти основывается на двух факторах. Во-первых, в мае основные экспортеры должны начать сокращение добычи в рамках сделки ОПЕК+. Во-вторых, инвесторы позитивно отреагировали на ослабление карантинных мер в некоторых странах и теперь ожидают соответствующего восстановления экономической активности. В то же время указанные выше факторы в основном находятся в плоскости ожиданий инвесторов, в то время как реалии сегодняшнего дня продолжают оказывать на цены существенное давление. Мировой спрос на нефть остается на рекордно низких уровнях, загрузка мировых мощностей по хранению сырой нефти продолжается. В этой связи текущий рост нефтяных цен пока что является весьма хрупким», — считает аналитик. По его оценкам, более устойчивое восстановление ценовой конъюнктуры нефтяного рынка мы сможем увидеть в перспективе второй половины 3 кв. 2020 года: «Если активная фаза вирусного распространения в мире будет пройдена в начале лета, а во втором полугодии мировая экономика перейдет к восстановлению, то в завершении года нефтяные цены могут сформироваться вблизи уровней 40$ (+/-5$)», — предположил Покатович. Вместе с тем в начале мая нефтяные цены были близки, а иногда и переступали планку в $30 за баррель. Это, конечно, не резкий скачок, но после обвала стоимости нефти в отрицательные значения он вселяет определенный оптимизм и надежды на восстановление спроса. Екатерина Вадимова

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх