Нефть Капитал

120 подписчиков

Свежие комментарии

  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Ну если нефтяники не хотят, то реализация нефти через государство, вот оно и будет с ними фантиками расплачиваться, а...Путин: Российские...
  • Taurus Zmei
    Обязать заводы производящие пластик, принимать использованные изделия с оплатой.Запрет эффективне...

Ненавязчивый бизнес на «зеленых» индульгенциях: американских экологов подозревают в необоснованной торговле углеродными квотами

Ненавязчивый бизнес на «зеленых» индульгенциях: американских экологов подозревают в необоснованной торговле углеродными квотами

Американская экологическая организация Nature Conservancy — один из крупнейших глобальных природоохранных фондов, работающий в 79 странах мира, — инициировала проверку своего портфеля проектов по компенсации выбросов углерода в связи с обвинениями в продаже бессмысленных углеродных квот корпоративным клиентам. Знаменитый принцип «в процессе расследования главное не выйти на самих себя» может работать и в дивном зеленом мире, намекает в своей недавней статье об этой истории агентство Bloomberg. Как выяснилось, новый вид торговли индульгенциями в США приобретает все больший размах: поучаствовать в этом бизнесе решил даже знаменитый медиамагнат Тед Тернер.

На данный момент Nature Conservancy разработала или участвовала в разработке более 20 компенсационных проектов для лесных массивов, главным образом в США, на базе которых формируются углеродные квоты для крупных компаний наподобие инвестбанка JPMorgan Chase, инвестиционного фонда BlackRock и киностудии Walt Disney. Для крупного американского бизнеса эти квоты дают возможность публично заявлять о значительном сокращении собственных выбросов, однако подобная практика вызывает все больше сомнений.

Прошлогоднее расследование Bloomberg Green показало, что Nature Conservancy брала на себя ответственность за сохранение видов деревьев, которым и так не угрожает уничтожение.

В ответ экологическая группа начала собственное расследование с участием ученых и «команды специалистов с глубокими знаниями проекта».

Как утверждает Bloomberg, практика продажи квот сомнительного назначения может подорвать усилия некоторых ведущих мировых компаний в области устойчивого развития. Теоретически механизм компенсационных выплат работает следующим образом: вырученные за продажу квот средства компаний направляются на проекты по сокращению выбросов углерода — от защиты мангровых лесов до ликвидации парниковых газов, выделяемых свалками и угольными шахтами. Однако компенсационные платежи, направляемые в экосистемы, которым не угрожает опасность, принципиально не меняют объем углекислого газа в атмосфере.

«Природоохранная организация поступила бессовестно», — заявил Bloomberg Чарльз Кэнхэм из независимого Института экосистемных исследований Кэри (штат Нью-Йорк), четверть века сотрудничающий с Nature Conservancy. За несколько дней до публикации расследования Bloomberg он обратился к сотрудникам организации с призывом изменить подход к компенсациям за выбросы углерода в части расчета объема продаваемых квот. До недавнего времени каждый компенсационный проект оценивался по так называемому «базовому сценарию» — оценке потенциального воздействия человека на леса при отсутствии компенсаций. Далее объем углеродных квот, которые могут быть проданы, рассчитывается как разница между количеством существующих деревьями и количеством теоретических деревьев в базовом сценарии.

Однако вольный подход к методологии, утверждает Кэнхэм, позволил разработчикам проектов делать маловероятные заявления, что будет уничтожено огромное количество деревьев, которые и так хорошо защищены.

Это и позволяет Nature Conservancy продавать больше квот на выбросы углерода, стращая их покупателей тем, что без углеродных платежей уничтожение лесов будет идти темпами, сопоставимыми с размахом работ коммерческих лесозаготовительных компаний.

«В некотором смысле все это дает разрешение на выброс очень большого объема загрязняющих веществ», — заявил Кэнхэм, пригрозив, что выйдет из состава правления в отделении Nature Conservancy, работающем в горном массиве Адирондак в штате Нью-Йорк. В свою очередь, организация сообщила, что ее проекты были проверены сторонними рецензентами и соответствуют требованиям, установленным для климатических взаимозачетов.

Компенсации становятся все более распространенным способом требовать от компаний значительного сокращения выбросов, отмечает Bloomberg. В 2020 году компании приобрели более 93 млн квот на выбросы углерода, что эквивалентно загрязнению от 20 млн автомобилей в год, или на 33% больше, чем в 2019 году. Рынок готов к резкому росту в ближайшие годы, так как крупные компании-загрязнители, такие как Royal Dutch Shell, авиаперевозчики Delta Air Lines и JetBlue Airways и другие, пообещали свести к минимуму загрязнение окружающей среды именно за счет увеличения компенсации за выбросы углекислого газа. Марк Карни, бывший управляющий Банка Англии, ныне занимающийся организацией намеченного на этот год Всемирного климатического саммита в Глазго, Шотландия, сообщил агентству, что в ближайшие десятилетия мировой рынок компенсации выбросов углерода вырастет до $100 млрд.

Несмотря на то, что порой эти деньги поступают в организации, занимающиеся благими делами (та же Natural Conservancy за 70 лет своего существования защитила более 125 млн акров лесов), ряд экспертов утверждает, что проекты, направленные на собирание квот задним числом, бессмысленны и подрывают авторитет всего рынка.

«Зачеты углерода — это не пожертвование некоммерческой организации, это покупка коммерческого продукта. В результате покупатель получает возможность сказать, что нейтрализовал одну тонну своих выбросов», — заявил Bloomberg Эли Митчелл-Ларсон, известный исследователь климата из Оксфордского университета. По его словам, некоторые природоохранные организации неспособны серьезно обосновать достоверность выдвигаемых ими требований о выбросах углерода, и это вызывает разочарование у специалиста, участвовавшего в разработке так называемых Оксфордских принципов компенсации выбросов.

Natural Conservancy не единственная природоохранная группа, продающая углеродные квоты на территории, на которых не требуется вмешательство экологов.

Например, в заболоченном приливном районе Южной Каролины организация Audubon с 1970 года сохраняет древний лес — некоторые растущие там кипарисы простояли более тысячи лет. В 2013 году Audubon начала продавать квоты на выбросы углерода для этой территории, исходя из все того же принципа «базового сценария»: утверждалось, что при отсутствии платежей за выбросы углерода большая часть деревьев будет вырублена в течение 25 лет.

Однако еще несколько лет назад эколог Норман Брунсвиг, который помогал запустить этот проект, перед уходом на пенсию признал, что действительности ничего подобного бы не произошло — рубить этот лес никто не собирался. Правда, Брунсвиг добавил, что проект все же принес некоторые выгоды, поскольку контракт на покупку квот гарантирует неприкосновенность леса, хотя риски для него и так существовали лишь в теоретической перспективе.

Именно этот аргумент — сохранение ценности природных массивов — является одной из наиболее распространенных мотиваций в индустрии торговли квотами. «Могут произойти непредвиденные события. Если мы действительно можем зафиксировать существующие резервы, это имеет значение», — заявил Bloomberg Джошуа Штраус, вице-президент разработчика экологических проектов Bluesource. По его словам, около 4% частных лесных угодий в США меняют права собственности каждый год, и это может повлечь за собой изменение способов их использования.

Однако, полагает агентство, предотвращение маловероятных сплошных рубок, которые могут произойти спустя десятилетия, дает мало преимуществ в борьбе с изменениями климата в сравнении с огромным объемом продаваемых квот. Фактически компании покупают право заявлять, что они сократили выбросы на сотни тысяч тонн. Например, Audubon выручила более $3 млн, продав почти 900 тысяч квот, что позволило их покупателям отчитаться о снижении загрязнения, эквивалентном 190 тысячам автомобилей в год. Один из них, компания Interface, производящая напольные покрытия, использовала квоты, чтобы назвать некоторые из своих продуктов «углеродно-нейтральными».

Торговлей квотами на выбросы углерода за деревья, которые вряд ли будут вырублены, в США также занимаются охотничьи клубы и университеты — первые сами заинтересованы в охране своих угодий, а вторые используют собственные леса для занятий и семинаров. А теперь в этот бизнес намерен включиться и знаменитый медиамагнат Тед Тернер, основатель CNN, десятилетиями скупавший огромные участки дикой природы. На некоторых из этих земель он открыл сеть экологических курортов с охотой, рыбалкой и наблюдением за птицами, и один из таких объектов экотуризма — Vermejo на севере Нью-Мексико — уже заявил о намерениях продавать углеродные кредиты. Пресс-секретарь Ted Turner Reservations заявила Bloomberg, что углеродный проект Vermejo «совершенно новый», и отказалась от дальнейших комментариев.

Внутренняя проверка, начатая в Nature Conservancy, коснется ряда проектов, направленных на получение платежей за выбросы углерода для столь же хорошо охраняемых земель.

Например, еще в 1990-х годах нефтяная компания Texaco подарила организации несколько тысяч акров лиственных лесов на острове Кипарис на юге Луизианы. Этот дар был оформлен «как квалифицированный природоохранный взнос в соответствии с разделом 170 (h) Налогового кодекса» — иными словами, Texaco, в дальнейшем купленная Chevron, претендовала на вычет федерального налога. А в прошлом году Nature Conservancy заявила о проекте Cypress по продаже квот от деревьев на острове Кипарис — хотя, казалось бы, подарок от Texaco в принципе не подразумевает, что эти деревья будут вырубать. В ответ на запрос Bloomberg организация лишь заявила, что проект по-прежнему проходит проверку, никаких квот по нему еще не продавалось.

Ученый-лесовод Чарльз Кэнхэм, первым обративший внимание на новый бизнес на всеобщей озабоченности проблемами климата, надеется, что Nature Conservancy все же установит более высокие стандарты, которым будут следовать другие. В то же время он понимает, что это будет означать отказ от миллионов долларов, которые могут быть потрачены на благие цели. «Эти сделки приносят огромные деньги — резюмирует Кэнхэм. — Но их обратной стороной оказывается притворство, будто они оказывают значимое влияние на смягчение последствий изменения климата».

Адаптированный перевод: Сергей Танакян

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх