Нефть Капитал

121 подписчик

Свежие комментарии

  • Алекс М
    А где же прославленный "Академик..." Или опять горючку расходует на просторах мирового океана?100 дней до финиш...
  • Алексей Сафронов
    Позорище в том, как госкомпания Газпром, оказалась в юриспруденции Нидерландов, а не то что теперь они возвращают сво...«Газпром» возвращ...
  • ВАЛЕРИЙ ЧИКУНОВ
    Это что ж получается теперь пятилетку будут выполнять 15 лет за те -же деньги , а кто будет курировать и отчитываться...План реализации э...

Сжиженная агрессия против трубы

Сжиженная агрессия против трубы

В начале 2020 года в «Газпроме» говорили о том, что прошедший 2019 год был сложным для газового рынка. Тогда еще никто не мог предположить, насколько провальным по спросу на газ будет текущий год. Пока сохраняется робкая надежда, что следующий, 2021 год исправит ситуацию. Однако тенденция по увеличению продаж СПГ, судя по всему, закрепилась на рынке всерьез и надолго.

Напомним, что в 2019 году, по мнению аналитиков «Газпрома», на европейском рынке сложилась уникальная комбинация из негативных факторов: огромный экспортный вал из сжиженного газа, хлынувшего на европейский рынок, аномально теплая погода, а также рекордно высокий уровень запасов газа в подземных хранилищах, накоплению которых способствовала угроза закрытия транзита через Украину. В 2020 году ко всему этому присовокупилось еще и резкое падение спроса из-за локдаунов, вызванных пандемией. Все это естественным образом ударило по российскому экспорту и особенно продажам трубопроводного газа. В частности, в первом полугодии «Газпрому» пришлось сократить поставки сырья в ЕС на 17% до 60 млрд кубометров: в Германию поставки упали на 25%, в Италию на 14%, в Турцию они упали в 1,7 раза.

Примечательно, что поставки СПГ в ЕС падали не столь сильно.

Более того, например, США и Катару удалось нарастить поставки сжиженного газа. Самое интересное, что и России удалось значительно увеличить экспорт СПГ. По итогам первого полугодия 2020 года объем поставок российского сжиженного природного газа за рубеж вырос на 11,8% по сравнению с январем-июнем 2019 года, свидетельствуют данные ФТС. Конечно, увеличению покупок газа на спотовом рынке СПГ способствовал обвал цен, тем не менее, ряд аналитиков уже сделал выводы о больших перспективах СПГ по сравнению с трубопроводными поставками.

Впрочем, столь однозначные выводы делать рано, так как «непопулярность» трубопроводных поставок газа в первом полугодии определялась еще ценовой формулой, которая зависит от цен на нефть с временным лагом в несколько месяцев (по весенним ценам на нефть определяется стоимость газа осенью).

То есть все хотели начать закупаться газпромовским газом во втором полугодии, когда цены на сырье будут рассчитываться, исходя из супернизких цен на нефть первого полугодия 2020 года.

Видимо, именно благодаря данному фактору в III квартале 2020 года «Газпрому» удалось нарастить экспорт газа на 20%. На днях замначальника департамента концерна Алексей Фиников в ходе видеоконференции сообщил, что доля компании на европейском рынке газа в третьем квартале увеличилась до 34%. В свою очередь, глава департамента «Газпром экспорта» Андрей Зотов добавил, что в III и IV кварталах этого года на рынке Европы произошло существенное снижение объемов поставок СПГ. Это связано в том числе с ценовыми факторами на азиатских рынках, где вновь появилась премия порядка €1,5-1,6 за миллион BTU.

Тем не менее, можно говорить о том, что СПГ стал существенным и одним из основополагающих факторов, который влияет на мировой газовый рынок, в том числе и рынок Европы. 2020 год показал, что именно от поставок СПГ зависел объем потребления европейскими странами российского газа, поставляемого по газопроводам, а не наоборот. Не так давно министр энергетики России Александр Новак заявил, что доля СПГ в мировой торговле газом увеличится до 52% к 2035 году. Рост производства сжиженного газа подтверждают прогнозы всех экспертных агентств и ведущих игроков рынка — по их мнению, такая тенденция сохранится вплоть до 2040 года.

Популярность СПГ вполне понятна. Этот рынок более гибкий, поскольку быстрее реагирует на изменение цен на энергоносители. Кроме того, он становится глобальным, как и нефтяной: газ продается на бирже, где и определяется его цена. У долгосрочных контрактов на поставки газа, конечно, тоже есть свои плюсы, что неоднократно подчеркивали в «Газпроме», в частности, защита от резких скачков стоимости в случае каких-либо катаклизмов. Однако устоять перед соблазном большого предложения сжиженного газа импортеры не могут, тем более, что им надо оправдать строительство регазификационных терминалов. Реализацию газопроводной инфраструктуры, как правило, надо оправдывать самому «Газпрому», проблемы последнего европейцев не интересуют.

Кроме того, в настоящее время у российского концерна заключен новый контракт на поставку газа в ЕС через территорию Украины «качай или плати», но уже не в его пользу. Согласно этому документу платить за прокачку определенного объема придется в любом случае, даже если газ будет перенаправлен на другие газопроводы. Небольшая ремарка: транспортировка газа через украинскую ГТС всегда имела политические последствия. Например, именно газ, то есть его воровство из экспортной трубы, «вскормил» постсоветскую украинскую власть, имеющую яркие антироссийские взгляды. На этом фоне политические позиции «Газпрома» на европейском рынке выглядят не лучшим образом, хотя, конечно, пока по объемам экспорта сравниться с ним никто не может.

Тем временем американский сжиженный газ улучшает свое «реноме» среди европейский импортеров.

8 декабря управление энергетической информации (EIA) министерства энергетики США сообщило, что экспорт СПГ из Соединенных Штатов в ноябре достиг исторического максимума в 9,4 млрд кубических футов в сутки. Минэнерго США ожидает, что спрос на СПГ продолжит расти. Основными драйверами этого роста станут прогнозируемая холодная зима в Северной Азии и Европе.

Кстати, укрепляются позиции и российских экспортеров сжиженного газа. По мнению Александра Новака, к 2025 году Россия сможет производить свыше 68 млн тонн сжиженного природного газа и в перспективе нарастить свою долю на мировом рынке СПГ до 25%. Ранее экс-директор департамента добычи и транспортировки нефти и газа Минэнерго РФ Александр Гладков сообщал, что совокупная потенциальная мощность всех российских проектов по сжижению — действующих и запланированных — составляет 125,4 млн тонн. Поэтому, по идее, российский СПГ может успешно конкурировать с газпромовскими поставками газа как на европейском, так и на китайском направлениях. Впрочем, на деле эта конкуренция присутствует, но не в прямом виде.

Отраслевые эксперты считают, что с экономической точки зрения газовым импортерам выгодно использовать все возможные способы для получения газа — это помогает им выстраивать выгодную для них ценовую стратегию на рынке. В то же время они подтверждают, что рынок сжиженного газа будет расти, поэтому потребители, особенно на европейском рынке, будут выбирать между газпромовскими поставками трубопроводного газа по долгосрочным контрактам и спотовым рынком СПГ. Кстати, на последнем формально могут присутствовать поставщики из США, Австралии, Ближнего Востока, но фактически самые удобные и дешевые партии сжиженного газа все равно выгоднее привозить с российских заводов по сжижению.

«Газпрому» без НОВАТЭКа не легче

Алексей Белогорьев, заместитель директора по энергетическому направлению фонда «Институт энергетики и финансов»: несмотря на то, что пока реализуется один из наиболее негативных сценариев развития пандемии COVID-19, общим ожиданием остается рост спроса на СПГ в 2021 г. «Еще недавно мы оценивали его на уровне 11,5% г/г, сегодня я бы говорил о 7-8%. Основной прирост потребления СПГ в 2021 г. должны показать Индия, Китай и страны Юго-Восточной Азии. Весьма вероятно также увеличение спроса в Северо-Западной Европе и, что чуть менее очевидно, в Южной Европе. В долгосрочной перспективе существенный прирост можно ожидать в ряде стран Латинской Америки (Чили, Колумбия, Панама и др.), в Бангладеш и Пакистане, некоторых странах Ближнего Востока (например, Бахрейне). Но определяющее значение будет играть рост потребления в уже отмеченных Китае, Индии и странах ЮВА», — уточнил эксперт.

Отвечая на вопрос о конкуренции российских экспортеров газа, он заметил, что российский трубопроводный газ и сжиженный газ с завода «Ямал СПГ» (а речь пока имеет смысл вести только о нем), безусловно, конкурируют между собой в Северо-Западной Европе и в перспективе столкнутся в Китае, но это будет не прямая конкуренция: «Перед потребителем не стоит альтернатива, купить один вид российского газа или другой. Он думает о том, что ему сейчас выгоднее с точки зрения цен: приобрести газ по долгосрочному контракту с „Газпромом“ или с Equinor или СПГ на спотовой или краткосрочной основе? И не так важно, чей это СПГ, если он конкурентоспособен по цене. На нем не написано, что он российский.

В условиях кризиса „перепроизводства“ на мировом рынке СПГ приход ямальского СПГ в Европу — один из факторов давления на „Газпром“, но далеко не основной. Если бы этот газ целиком ушел в АТР, „Газпрому“ принципиально бы легче не стало»,

— заявил Белогорьев.

По его словам, рынков, где был бы возможен прямой выбор между трубопроводным и сжиженным газом, на самом деле не так уж много: «В основном, это европейский рынок (и то далеко не весь), прибрежные районы Китая, в перспективе — отдельные районы Индии, стран Ближнего Востока и пр. В целом же у них разные рынки сбыта, причем как существующие, так и потенциальные. Поэтому конкуренция между трубопроводным газом и СПГ будет расти, но локально. А если говорить о Европе, где такое столкновение наиболее ожидаемо, то увеличение импорта СПГ будет компенсировать, прежде всего, падение собственной добычи и возможный (хотя и все менее вероятный) дополнительный спрос на газ. Тенденция к агрессивному замещению трубопроводного импорта если и будет наблюдаться, то только в отдельных странах (даже в Польше российский газ будет замещаться не столько СПГ, сколько трубопроводным норвежским газом)», — пояснил Белогорьев.

СПГ из России дешевле

Наталья Мильчакова, к. э. н., заместитель руководителя «Информационно-аналитического центра «Альпари»: разные поставщики газа из РФ конечно конкурируют друг с другом. «Другое дело, что позиции «Газпрома» вполне конкурентоспособны, так как в среднем трубопроводный газ дешевле СПГ на 15-25%. Но в мае–июне этого года цены на американский СПГ очень сильно упали и практически сравнялись с ценами по трубопроводным поставкам. Связано это с обвалом нефтяных котировок в апреле текущего года. Американские поставщики воспользовались этим моментом, чтобы не терять клиентов в ЕС и свою долю рынка — они продавали СПГ очень дешево, практически себе в убыток. Однако это не могло продолжаться долго, и уже с августа цены опять начали расти по мере восстановления экономики и роста спроса на газ, прежде всего, в Германии», — рассказала эксперт.

Она отметила, что конкуренция с СПГ сохранится, хотя по ценам и по инфраструктуре ситуация будет в пользу «Газпрома»: «Не у всех европейских стран есть терминалы по приему СПГ, например, в Германии их нет. Но даже в тех странах, где такие терминалы есть, как правило, они не конкурируют с трубопроводной инфраструктурой. В частности, это касается Испании и Португалии, эти страны не являются рынком „Газпрома“. Есть, правда, терминалы в Литве и Польше. Но хотя Варшава все время угрожает отказом от российского газа, тем не менее, продолжает его покупать. Польша приобретает небольшие объемы СПГ, скорее, по политическим мотивам, так как по экономическим причинам полностью заменять российский газ американским СПГ невыгодно. То же самое можно сказать и о Литве: хотя они в большей степени перешли на СПГ, но и от российского газа все равно не отказываются. Такую газовую политику Польши и Литвы можно рассматривать, скорее, как желание получить определенные инвестиции от США», — заявила Мильчакова.

Она также подчеркнула, что везти СПГ из России ближе и дешевле, поэтому те, кто считает, что именно труба осуществляет политический шантаж Европы, будут покупать российский сжиженный газ как самый дешевый.

По мнению аналитика, главной угрозой российским поставкам газа в ЕС может стать только полный отказ ЕС от ископаемого топлива и в частности газа, но, учитывая климатические особенности Западной Европы, далеко не во всех странах можно осуществить этот энергопереход.

Европейским странам важны все поставщики газа

Вячеслав Мищенко, независимый эксперт: в Европе диверсифицированный развитый рынок газа, у которого большое количество поставщиков. На мой взгляд, стратегия, которую выбрала Россия по созданию производства СПГ, правильная. «Бытует мнение, что СПГ дает свободу покупателям, поскольку цены на сжиженный газ привязаны исключительно к рыночным индикаторам, но это на самом деле не так.

СПГ и трубопроводный газ зачастую привязаны к нефтеиндексной формуле и, по сути, в этом смысле не отличаются друг от друга по ценообразованию.

Поэтому данные мифы не должны мешать пониманию процессов, которые происходят на газовом рынке ЕС», — подчеркнул эксперт.

Он отметил, что в настоящее время газовый рынок сложно себя чувствует, в первую очередь, с точки зрения рентабельности различных проектов СПГ и не только: «Что греха таить, трубопроводный проект „Турецкий поток“, по сути, провалился. Он запущен в январе, но не сработал как рыночный инструмент для поставок газа в Турцию. Совокупность факторов привела к тому, что труба находилась в плановых ремонтах. Подобное происходит и с СПГ. Новатэковский проект по сжижению газа по различным аналитическим расчетам не совсем рентабельный с точки зрения продажи газа на европейский рынок. Но это ситуация конъюнктурная, возникшая в результате пандемии и снижения спроса, а также экономического спада. Все эти проблемы будут рано или поздно преодолены, поэтому обещают, что уже в следующем году спрос на природных газ будет восстановлен», — считает Мищенко.

Мищенко считает, что СПГ с трубопроводным газом и дальше будут конкурировать. «Классический пример конкуренции между трубопроводным и сжиженным газом представлен на польском рынке. Там развиваются и те, и другие проекты, при этом Польша остается в зоне внимания „Газпрома“ как транзитная стран и страна-импортер. Тем не менее, Варшава развивает как свои трубопроводные проекты (Baltic Pipe), так и СПГ-терминалы. Но нельзя сказать, что там присутствует конкуренция между „Газпромом“ и НОВАТЭКом, скорее, это в целом конкуренция между трубопроводным газом и сжиженным», — указал эксперт.

На его взгляд, все рассуждения об отказе от трубопроводного газа быстро пропадают в случае какого-либо катаклизма — похолодания или технических проблем: «Например, Великобритания, которая часто подчеркивала свою газовую самодостаточность и диверсифицированность рынка, как только что-то происходило, была вынуждена экстренно прибегать к поставкам газпромовского газа.

Любому покупателю выгодно иметь несколько источников поставки и „сталкивать лбами“ различные проекты, выстраивая ценовую стратегию в свою пользу.

Европейские потребители будут в более выгодном положении, когда достроят „Северный поток-2“. Чем больше маршрутов, тем стабильнее на этом рынке чувствует себя покупатель. Поэтому европейцы не будут по политическим причинам ограничивать свои возможности на газовом рынке», — подчеркнул Мищенко.

Азия продолжает работать локомотивом

Алексей Гривач, заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности: в следующем году не ожидается значительных вводов новых мощностей СПГ. «Так что прирост производства возможен за счет увеличения загрузки уже введенных линий, прежде всего, в США и Австралии, которые в этом году работали не на полную мощность или останавливались на длительные ремонты. Будет ли реализован потенциал роста, зависит от способности мировой экономики преодолеть коронакризис и ее состояния в этом процессе. Кроме того, значение имеет погода. Холодная зима может существенно увеличить спрос на газ, и соответственно, на СПГ», — считает эксперт.

Он также подчеркнул, что Азия продолжает работать локомотивом энергетического роста в целом и спроса на СПГ в частности:

«Европейские страны могут нарастить импорт сжиженного газа, но только если азиатский рынок будет перенасыщен»,

— указал Гривач.

По его мнению, конкуренция между поставками российского сжиженного газа и поставками газа по газопроводам присутствует и негативно сказывается на ценах, экспортной выручке и поступлениях в бюджет от продаж трубопроводного газа. Особенно, если рынок находится в депрессии, как это было в конце 2019 и первой половине 2020 годов.

Эксперт отметил, что для возникновения дефицита СПГ необходим резкий рост спроса на газ, за которым не будет успевать индустрия развития производственных мощностей: «В середине декады планируется довольно много новых вводов, что, скорее всего, приведет к профициту СПГ. Дефицит может возникнуть в ближайшие 2-3 года, если экономика будет быстро восстанавливаться после пандемии», — резюмировал Гривач.

Александр Сухарев, д. п. н., профессор РАНХиГС

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх